hohkeppel (hohkeppel) wrote,
hohkeppel
hohkeppel

Categories:
  • Mood:

Турецкие впечатления на манжетах



Решила разбить рассказ на неравные части по принципу как придется. Иллюстративный ряд в следующем выпуске не знаю когда, дайте уже побыть шехерезадой.

1. Путеблуждатель по Стамбулу

Друг моего мужа, выросший в Германии курд Мехти, много лет героически сопротивлялся брачным узам. Долго порхал он между Германией, Австрией и Турцией, помахивая прической «конский хвост», пока не обзавелся-таки турецкой подругой по имени Бахтияр - из-за чего мы и оказались в городе Стамбуле без вдумчивой предварительной подготовки.

Летели через Цюрих из Франкфурта, поезд на Франкфурт по немецкому обычаю опоздал, и неслись мы через весь немаленький аэропорт на посадку в первобытном ужасе. Успели, ничего в суматохе не потеряли и не забыли, да и летели всего ничего, меньше часа, спасибо Цюрихской авиалинии за то, что она есть.

В Цюрихе светило солнце, пахло шоколадом и времени на пересадку было как раз достаточно, чтобы войти во вкус путешествия вдвоем, вспомнить собственные досвадебные времена и отключить, наконец, внутреннюю кнопку постоянной тревоги за человечество вообще и родных в частности. Позавтракали разным швейцарским вкусным, поглазели на самолеты, обзавелись журналом «Меридиан» про Стамбул, а также немецко-турецким разговорником – окультурились по самое не могу, можно сказать.

За три часа полета мне, к сожалению, не удалось выучить ни турецкого «спасиба», ни «до свидания» - вместе с кнопкой тревоги отключилась и голова, в которой, однако, осталась опция смотреть вытаращенными глазами, разевать рот и издавать неразборчивые восхищенные шумы.

Стамбульский аэропорт имени отца нации Ататюрка встретил тем, что по-русски называется «бардак» - и что общего имеет бардак со стаканом? Везде клубились и волновались потные очереди, аэрослужители с садистской радостью гоняли народ от одной стойки к другой – здесь обслуживают только инвалидов, а тут – только граждан Ирака, сюда идут только турки, а вот тут – вообще перерыв и никого нет.

Задумчиво отстояв очередь времен позднего застоя, прошли мы паспортный контроль, получили багаж и вырвались наружу, к свету и гомону, где нас совсем не ждал взволнованный жених.

Вопли, визги, гудки, солнце, запахи, морской пахучий ветер, очередь на такси, очередь на паром, слепящая бирюза Босфора, знакомые из журнала «Меридиан» виды, рот привычно открылся и уже не закрывается, шея перевыполняет все взятые когда-то на себя обязательства, а фотоаппарата, конечно, с собой не взяли, поэтому иллюстративный ряд опять высокохудожественный до полного артхауза. Наконец – прибыли куда-то, из Европы в Азию, где нас совсем не торжественно встречает ничуть не взволнованный жених, и мы едем знакомиться с невестой.

После чудесной, но несколько изобильной совместной трапезы – контакт установлен. Бахтияр не говорит по-немецки, немножко понимает по-английски, но это, как водится, отнюдь не мешает нам хором болтать обо всем на свете. Свадьба предстоит не просто турецкая – Мехти курд, а Бахтияр – турчанка, поэтому все еще интереснее. Жених везет невесту домой – уважая традиции, они не живут вместе – а потом мы едем в гостиницу, где и намечено субботнее мероприятие.

Как человек, не избалованный бытом, скажу так – гостиница превзошла все мои скромные ожидания и разом удовлетворила несбывшиеся мечты и неконкретные запросы к мирозданию. Она оказалась пятизвездочной, полной арабских шейхов и русских женщин в немыслимых откутюрах и к тому же празднично новой, плюс вся восточная роскошь в комплекте – пальмы, колонны, позолота, белый рояль и зеркальные полы, что особенно впечатляет, пардон, в туалете. Открываются новые виды на себя же.

Муж с другом остались в баре на футбол, а я насладилась всем вышеперечисленным по полной программе – подергала, повключала, полистала и проверила, и угомонилась только тогда, когда больно стукнулась об открытую мной же самой дверцу навесного шкафчика. После чего с воодушевлением принялась планировать следующий свободный день.

Как выяснилось, совершенно напрасно.

Если хочешь увидеть аутентичный и совсем нетуристический Стамбул - возьми туда напрокат моего мужа. Незатертые впечатления и блуждания по неизведанным местам гарантированы.

Вооружившись картой и путеводителем, муж целеустремленно побрел куда глаза глядят. Перед этим мы примерно полтора часа разными видами транспорта (такси и пароходик) добирались из пустыни, где одиноким оазисом на фоне стройки стоит наш роскошный отель, до Галатского моста, откуда мы начитанно решили начать осмотр города.

Любителям фактических сведений и достоверной информации о Стамбуле, изложенной в искрометной и очень читабельной форме, сразу скажу – идите-ка отсюда в журнал заслуженной туристки Маруси вот по этой ссылке: http://marusya1961.livejournal.com/tag/%D0%A1%D1%82%D0%B0%D0%BC%D0%B1%D1%83%D0%BB.
Там есть все, что надо для любознательного эрудита, а я изложу сугубо свои некультурные впечатления от Стамбула - нам, увы, не удалось упорядоченно осмотреть все перечисленное путеводителем и заслуженной туристкой Марусей, и уж тем более запомнить, где мы были и зачем.

Итак, дано – не в меру прыткий муж, который вооружился картой и уже от Галатского моста настойчиво рвался в место, криво обведенное другом Мети как обязательное к осмотру. Называлось место многообещающе – Султанахмет, но кривой круг почему-то совсем не совпадал с картинками, обозначающими Голубую мечеть и Святую Софию. Да и знаменитый Базар оказался нам как-то тоже не по пути, равно как и дворец султанов Топкапи.

Поэтому ровно три часа мы, петляя как пьяные зайцы, передвигались по каким-то кривым и узким замусоренным улицам, пугая редких туземцев внезапными остановками для сверки с картой и на поругаться. И когда я была уже готова с рычанием вырвать из рук мужа карту и растерзать ее в клочья - возможно, зубами - мы вышли в кварталы, застроенные необыкновенно старыми и красивыми деревянными домами, и тогда я смирилась с навязанной мне действительностью. К тому же вскоре мы достигли цели, как триумфально заявил муж, тыча пальцем куда-то слева от кривого круга. Как оказалось, мы случайно вышли к Голубой мечети и святой Софии, где наконец воссоединились с толпой воодушевленных туристов и не менее воодушевленных мошенников.

А теперь я приведу краткий, но характерный диалог между моим мужем и Очень Дружелюбным Турком Номер Один, который совершенно случайно проходил мимо по делам своего магазина кожаных изделий, двух ресторанов и трех гостиниц и почему-то сильно проникся к иностранцам, говорящим на его любимом иностранном языке – немецком.

После краткого вступления про откуда и зачем, турок поинтересовался у мужа, любит ли он жену, тыча прокуренным пальцем в район моего декольте.

- Да, - поспешно сказал муж, на всякий случай скосив глаза туда, куда указывал турок.
- Тогда какое у тебя последнее слово? – загадочно спросил турок.
- Какое последнее слово? – испугался муж.
-Ну такое! Последнее!
-Не знаю, - признался муж и заметно погрустнел.
- Последнее слово у мужчины должно быть таким – «Ты права, дорогая!» - триумфально заявил турок и перешел к делу. – Ведь жена должна быть всем довольна!

Этот постулат я энергично поддержала мимкой и жестом.

– Поэтому: сейчас мы пойдем в мой магазин и ты купишь ей кожаную куртку!

От кожаной куртки, а также экскурсии с сопровождением и различных других услуг нас спасла одна очень действенная фраза: мы не туристы! Мы просто приехали на турецкую свадьбу!

Часть 2, "Пела и плясала"

А теперь, наконец, о свадьбе.

Красочный рассказ о том, как я ходила в турецкую баню, она же хамам, я приберегу для тэга о гламуре, если не воражаете.

Церемония бракосочетания как такового состоялась в учреждении типа нашего загса, и по антуражу напоминала одновременно партсобрание и рок-концерт. В огромном холле здания А (там были еще здания на другие буквы, поэтому брачующихся со свитами было не счесть и не объять глазом) взволнованно колыхались и хаотически передвигались гости. Они по традиции делились на «жениховских» и «невестиных», а самих счастливцев в холле не было вовсе, их прятали где-то в недрах. Муж опознал в толпе родителей друга, и мы влились и примкнули.

В что-то наподобие актового зала ведет две двери, над каждой - электронное табло. В нужный момент раздается объявление, и пока одни гости вытекают, другие вваливаются. Зал не пойми какой вместительности, много больше, чем школьный актовый, но несколько меньше, чем Колонный Дома Союзов. Сцена, на сцене стол, микрофоны и стулья. И вот чужие гости вышли, свои расселись, камеры включены, платочки приготовлены, процесс пошел. Затемнение, музыка – на сцене появляются неизвестно откуда молодые, сами в традиционном черно-белом раскладе, по краям свидетели. Невеста, правда, в тюлевой занавеске по всему лицу, вылитая Гюльчатай. Аплодисменты, занавес, на сцену бодро выбегает блондинка в красном банном халате – турецкий аналог нашей регистраторши. Все дружно садятся, как в суде, и блондинка звонко читает с листа некую речь. Молодые по очереди и после краткой команды блондинки во всю глотку кричат что-то веселое, по всей видимости, соглашаются жениться. Жених борется с занавеской, традиционный поцелуй, спасибо, все свободны.

Пока мы вытекаем в одну дверь, следующия порция уже рассаживается. В прилегающем помещении пара позирует фотографу, и выстраивается очень длинная очередь на поздравить. Идет она чрезвычайно медленно – обнять-расцеловать-сфотографироваться, и так пятьсот раз, ну а мы с мужем лихорадочно репетируем поздравлялку на турецком (что-то там про эминем, я уже и забыла). Успешно поздравившим предлагается купить цветок в горшке «на счастье» и фотографию себя с новобрачными «на память». Цветок мы брать не стали, вспомнив о таможенном досмотре, а фотографию прикупили, я потом их всей кучей покажу, в художественном приложении когда-нибудь попозже.

Нас взял под крыло брат жениха, ибо в массе своей гости на иностранных языках не говорили. Поэтому круг общения у нас ограничился ближайшей семьей новобрачного – чего мне лично хватило за глаза.

В гостинице сначала давали «коктейль» - все тусовались вокруг стоек с орешками и чипсами, пили, кто что пожелает, и общались строго по половому признаку – женщины отдельно, мужчины отдельно. Мне, на правах иностранки, разрешили вступать в общий разговор, но на все мои реплики отвечали исключительно мужу, старательно на меня не глядя. После бокала красного на пустой желудок я перестала замечать дискриминацию и шовинизм, благодаря чему мне удалось познакомиться с курдом из Австрии (социальный работник, разведен, воспитывает дочь девяти лет), турком из Америки (родился в Германии, живет около Далласа, трудится врачом-гинекологом, не женат, детей нет) и турком из Стамбула (понаехал из Германии, женат, двое красавцев-сыновей, один репортер на стамбульском телевидении, другой едет в Америку делать диплом в области биомедицины).

За светской беседой мы мило скоротали пару часов, и, когда нас наконец-то строго по списку впустили ужинать, обстановка была теплая, дружественная и располагающая к братанию народов. Что и произошло несколько позже.

За нашим столиком, помимо уже знакомого курда из Австрии, оказались и другие иностранцы. Две супружеские пары из Греции и еще неизвестно кто, общего языка с которым так и не нашлось - зато улыбались мы друг другу почище любого чеширского кота.

Курд из Австрии любезно объяснял, что это такое мы едим, но меня хватило только до второй закуски, потом я перестала следить за кулинарной линией вечера. Вскоре после того, как все расселись и перестали, наконец, хаотично бегать между столами, свет погас и грянул хит всех времен и народов – «Отель Калифорния». Под нее на танцплощадку торжественно вышли новобрачные и исполнили медленный танец под бурные и продолжительные, переходящие. Особенно подходящей случаю мне показалась строчка „It could be heaven, it could be hell“ – так оно и есть в браке. После первого танца застоявшиеся гости массово рванули танцевать следующий хит – «Take me to the end of love“, дальше не помню, но только мы с мужем вошли во вкус, тут новобрачные покинули танцпол, и начался ритуальный обход гостей с мешком. Я не посчитала количество столов, но, думаю, их было не меньше пятидесяти, по 8 -10 гостей за каждым. Эта тяжелая работа напомнила мне почему-то булгаковскую сцену бала, с той только разницей, что никто не прикладывался к колену, а хозяева сами обходили гостей с поцелуями и объятиями.

Поскольку мы знали, что молодые после свадьбы будут жить в Австрии, золотых монет решили не покупать, а дать просто еврами, плюс картинка бонусом. Этому у меня есть документальное свидетельство в форме профессиональной фотографии, но все это попозже, попозже, когда появится время и досуг.

Что было потом? Конечно, танцы! На танцплощадку выскочили боевые дедушки, один в кепке и с барабаном, а другой без кепки, но с дудкой, и понеслось. В народных групповых плясках я трусливо участия не принимала, хотя один раз меня и вытащили. Я неграциозно путалась в ногах, счете и нещадно потела от усилий, причем все это действо беспрерывно снималось на какое-то бесконечное видео. Очень надеюсь, что я его не увижу никогда.

Когда гости устали плясать, вышла женщина в черном и запела мощным голосом что-то печальное и длинное. Она оказалась женой брата второй жены брата жениха, вы следите за мыслью? И достаточно знаменитой на местном уровне курдской певицей, как меня заверили ее родственники.

Потом пляски возобновились и уже не прекращались до самого конца мероприятия. И как они плясали! Старики, молодежь, мужчины, женщины, дети - всех возрастов и габаритов, галстуки и бабочки очень строго одетых в черное мужчин сначала перекочевывали куда-то на плечи танцоров, а потом исчезали вовсе. Дамы со свистом размахивали юбками вечерних туалетов, поводили голыми плечами, а одна и вовсе влезла танцевать на стул.

Под конец молодожены встали у дверей и все оставшиеся гости вереницей прощались и лобызали, лобызали и прощались, но никто не спешил уходить. Я бы тоже не ушла, думаю, добровольно.

Я вот теперь думаю – жаль, что у мужа кончились неженатые друзья и втайне лелею надежду на то, что мне еще доведется погулять на турецкой свадьбе. Кто знает?

Продолжение и иллюстрации воспоследуют.

Tags: Кому тут культурный уровень повысить?, однова живем
Subscribe

  • О себе в искусстве и искусстве в себе

    Вот так скромно решила назвать последующие размышления пока не знаю, о чем. Но раз уж выпало сегодня счастье поработать из дома, почему бы не…

  • Содержимое хорошенькой головки

    Сегодня пришлось это записать, извините. Как же устала пытаться понять. Силюсь и силюсь, много лет. Читаю то, это, на разных языках, в разных…

  • Понедельник, 22 марта 2021 года

    Наконец-то передышка. Старшая дочь дома на больничном, внуки тоже дома с мамой, ибо снова закрылись детсады и школы, ей физически получше, хотя…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 18 comments

  • О себе в искусстве и искусстве в себе

    Вот так скромно решила назвать последующие размышления пока не знаю, о чем. Но раз уж выпало сегодня счастье поработать из дома, почему бы не…

  • Содержимое хорошенькой головки

    Сегодня пришлось это записать, извините. Как же устала пытаться понять. Силюсь и силюсь, много лет. Читаю то, это, на разных языках, в разных…

  • Понедельник, 22 марта 2021 года

    Наконец-то передышка. Старшая дочь дома на больничном, внуки тоже дома с мамой, ибо снова закрылись детсады и школы, ей физически получше, хотя…