hohkeppel (hohkeppel) wrote,
hohkeppel
hohkeppel

Categories:

Маниакальная фаза прошла!

Это хорошая новость. Теперь плохая - началась депрессивная.
Я временно погрузилась в то, что немцы грустно именуют мировою скорбью, Weltschmerz, а когда я в этом состоянии, я страшно деструктивна, мне хочется закрыть свой ЖЖурнал нафиг, ритуально сжечь все свои картинки в саду, а также стереть содержимое компьютера без возможности восстановления. Ничего этого я, конечно, не сделаю, а буду только некоторое время обо всем этом мрачно размышлять, занимаясь, по обыкновению, неопределенной ерундой.

И раз уж речь пошла о ерунде, выложу мой перевод одного рассказика веселой ирландки Мариан Кейс (или Кейз), хотя она вообще-то Marian Keyes. Ничего особенного, легко и без претензий, просто для между делом почитать. Надеюсь, автор М. Кейс меня за это никуда не привлечет, я и так уже банкрот.



"Грузи и Лети"

«Лучше ехать, чем приехать». Кто это сказал, не знаю, но с головой у этого типа явно не в порядке. Ехать вовсе не ЛУЧШЕ. Ехать –УЖАСНО, а вот приезжать – просто ЗАМЕЧАТЕЛЬНО!

Путешествовать может быть относительно приятно только в одном исключительном случае – если тебя везет знаменитый "Восточный Экспресс", где ежедневно и обильно поят шампанским. Или если плыть на морском лайнере размером с небольшую страну и неторопливо перемещаться с места на место, не замечая этого, как не замечаешь движение земли вокруг своей оси со скоростью 4 миллиона миль в день (или сколько там она наматывает).

Давайте же внимательно рассмотрим сам отвратительный процесс ПУТЕШЕСТВИЯ. Опустим напичканную пробками дорогу в аэропорт, грызню из-за места на стоянке и марафонский бег по пересеченной местности от гаража долгосрочной парковки к залу отлета. (Упомяну только, что не раз слышала размышления бывалых путешественников о том, как хорошо было бы нанять бомжа и поселить его на парковке у входа в аэропорт, чтобы, так сказать, держать место для машины по мере необходимости).

Ну, дальше...Прибегаешь в зал отлета, хотя жизнь тебе уже категорически не мила и пялишься в монитор, дабы выяснить, куда бежать на регистрацию. Вскоре становится понятным, что не стоило так уж напрягать мускулы шеи, глядя вверх на табло. Нужно было просто-напросто взглянуть вниз, на бурлящие людские массы. Это только кажется, что там, внизу, Красный Крест раздает еду обезумевшим голодным. Это всего-навсего очередь на регистрацию. Очередь, которая состоит главным образом из больных острым отитом вопящих младенцев, к ним прилагаются перевозбужденные предстоящим полетом и потому особенно агрессивные подростки, а также немытые волосатики, ни за что не желающие расстаться со своими ракетоносителями и садовыми инструментами. Вам туда, пассажирка Кейс!

Долгие, долгие часы двигаешься настолько медленно, что этот процесс незаметен невооруженному глазу, и когда наконец – не по своей вине! - одной из последних достигаешь стойки регистрации, все хорошие места уже разобраны. Как правило, тебе сообщают, что левой стороне твоего тела никак невозможно сесть рядом с правой, поэтому получаешь места 11В и 23Е.

Затем следуешь в зал досмотра, где тебя сладострастно общупывают во всех местах и заставляют выложить содержимое мозга на маленький столик для проверки. (Ладно, досмотр – дело нужное, согласна, я просто еще не остыла от возмущения после того, как лишилась любимого пинцета. К тому же пинцет стоил совсем недешево, не все это понимают. Казалось бы, пустяк, а вот мне он обошелся в 18 фунтов. Стерлингов!)

Долго ли, коротко ли – досмотр заканчивается и вот как раз когда восстановишь примерное расположение своих внутренних органов и добежишь до нужного накопителя – наступает время прослушать сообщение о задержке рейса!

Поймите меня правильно, задержка рейса – дело неизбежное, ни минуты не сомневаешься, что рейс будет задержан, и относишься к этому философски (если, конечно, в этой связи не опаздываешь на следующий рейс на остров Маврикий). Я научилась принимать этот факт с безмятежным спокойствием – к чему переживать? Все равно что возмущаться тем, что солнце упорно встает на востоке. Рейсы задерживаются, это закон природы.

Что меня возмущает, так это вранье, этот всеобщий заговор работников аэропортов в любой стране – «Задержка рейса? Какая задержка?» Иногда уже на стойке регистрации я делаю невинные глаза и прямо спрашиваю стюардессу: «Так на сколько задерживаемся?» И вместо того, чтобы зевнуть и ответить «Да как обычно, часа на полтора», она вдруг спохватывается, вздрагивает, бросает на меня взгляд затравленной газели и изображает изумление: «Что вы! Никакой задержки нет!»

К нам, пассажирам, отношение, как к детям в долгом автомобильном путешествии, которые поминутно спрашивают маму «Когда мы приедем?». Мама же, вместо того, чтобы хладнокровно заявить: «Ехать еще три часа, отстаньте раз и навсегда, черт вас побери!», успокаивает их бесконечными «Уже скоро, радость моя, скоро!».

Лично я бы предпочла знать суровую правду, какой бы она ни была, поскольку тогда можно спокойно ходить по магазинам и пробовать все подряд помады, а не сидеть в напряженном ожидании у выхода на посадку и вынужденно наблюдать, как немытые волосатики любовно полируют свои ракетоносители.

Но если взмолиться: «Скажите правду!», то в ответ получишь: «Правду?!» - приступ безумного хихиканья – «Вам ее говорить НЕЛЬЗЯ!»

Но всякая ночь рано или поздно подходит к концу и вот мы уже на борту самолета. Внутри почти всегда странноватый запах, потому что авиакомпании «экономят» на уборке (то есть ее попросту отменили), но разве мы жалуемся? Да господи боже мой, никто еще не умирал от того, что вокруг слегка пованивает. Можно набрызгать духов на носовой платок и через него дышать, в елизаветинские времена так и делали, а давно ли это было?

Ну вот, теперь садишься на свое место и спокойно ждешь, когда к тебе присоединится необъятных размеров пассажир, ни разу в жизни не мывший ног и подмышек, которого неизменно сажают рядом. Но иногда чудеса все-таки случаются и место рядом со мной остается пустым. Пассажиры струятся мимо. Я жду, затаив дыхание, и боюсь даже надеяться. В самом деле, разве такое возможно? Не думать, не думать. Этого не может быть, потому что этого не может быть никогда. Но вот уже раздаются звуки захлопывания и защелкивания багажных отделений и ремней безопасности и радость мою трудно сдержать. Неужели правда...? Неужели именно сегодня мне повезло и я смогу вытянуть ноги, и закрыть глаза, и в кои-то веки насладиться покоем и относительно свежим воздухом? Господи, благодарю Тебя, Господи!

И тут раздается отдаленный шум, который неумолимо приближается. Господи, ну пожалуйста, только не это! Самолет начинает ритмично потряхивать – в такт звукам, которые не спутаешь ни с чем: это необъятных размеров пассажир, ни разу в жизни не мывший ног и подмышек, с грохотом несется по металлическому коридору на посадку. Вскоре с жалобным скрипом оседает пол в салоне – и мой будущий сосед без колебаний направляется ко мне. Еще десять минут скрежета и клацанья дверок багажного отделения, куда он с трудом запихивает свой ракетоноситель и вот он уже втискивается в соседнее кресло, счастливо улыбается мне беззубым ртом и разворачивает шашлык.

Но несчастья на этом, увы не кончаются – авиалинии «сократили численность» обслуживающего персонала (т.е. его попросту упразднили), поэтому каждый раз, когда сидящий впереди пассажир вдыхает поглубже, столик из спинки его кресла грохается мне на коленки.

Наконец самолет долетает до пункта назначения и, сделав тридцать ритуальных облетов вокруг города, дабы избежать проклятия Икара и сохранить крылья, приземляется. И тут, конечно, обнаруживается, что мы, как полные дураки, сели рано и должны теперь целую вечность ждать, пока для нас не найдется трап. Тут я обычно вхожу в роль диспетчера аэропорта: «Самолет, говорите? Приземлился? Что, прямо здесь? И что, ВСЕ пассажиры желают выйти? Трап, говорите? И еще автобус? И где мы вам это возьмем, а? Ладно, так и быть, в этот раз организуем, но чтобы больше такого не было – зарубите себе на носу, здесь у нас аэропорт, а не частная лавочка!»

Еще пару-тройку часов можно весело скоротать за прохождением паспортного контроля, получением багажа, бесплодным ожиданием за необитаемой стойкой, где нет желающих заниматься поисками вашего пропавшего бесследно чемодана, ну а потом пожалуйте в очередь на такси, распоряжается которой обезумевший от собственной значимости маньяк, в чьих действиях нет ни грамма логики и здравого смысла. Еще, будьте любезны, порция пробок на дорогах – и наконец вы ПРИЕХАЛИ!

Ах, Боже мой, наконец-то вы приехали, говорят мне, заходите, присаживайтесь, нет, лучше прилягте, сюда, пожалуйста, на мягкую перинку, не желаете ли нектару или другой какой амброзии? Шоколадный батончик, может быть? Телевизор или стереокино? Ароматизированные свечи? Массаж ног? Рейки? Ночь любви с Джорджем Клуни? Не стесняйтесь, высказывайте свои пожелания, сейчас все будет!

Отсюда мораль – ЕХАТЬ – ужасно, ПРИЕХАТЬ – замечательно.

Никто не возражает, нет? Примерно сто двенадцать процентов опытных путешественников не возражали бы против такой специальной машинки, как в «Мухе» - здесь на атомы рассыпали, там собрали, и никаких тебе путешествий.

Но пока такую машинку не изобрели – позвольте, дамы и господа, ознакомить вас с новейшей системой «Грузи и Лети» (патент ожидается в скорейшем будущем). Плод напряженной умственной работы бывалых путешественников – э-э-э, меня и моего друга Малкольма. Вот как она работает. Сдаешь багаж, все как обычно, идешь к выходу на посадку, там ложишься в носилки, тебя привязывают, приходит медсестра и делает укол снотворного. Засыпаешь и просыпаешься в пункте назначения. Не помнишь ничего: ни задержки рейса, ни любителя шашлыков, ни-че-го.

Кресла из салона уберут, так что носилки можно будет грузить штабелями, как сервировочные столики (нужда в которых, само собой, отпадет). Авиакомпании смогут перевозить куда больше пассажиров, так что все будут довольны.

Вместо стюардесс по салону будет патрулировать медсестра со шприцом, на всякий случай, вдруг кто проснется раньше времени.

Это я об экономическом классе. Пассажирам же бизнес-класса будут оказываться услуги по высшему разряду: усыплять их будут на дому, что позволит избежать ВСЕГО: поездки в аэрпорт, регистрации, облапывания, опозданий. То же в пункте назначения: всех обладателей «паркеров» в бессознательном состоянии провезут через паспортный контроль, багаж и прочее, и они не очнутся, пока не ПРИЕДУТ и на них не обрушится всеобщая забота о приезжих.

Мне открылось будущее, и оно – за наркозом.

Март 2004
Tags: Кому тут культурный уровень повысить?
Subscribe

  • Напряженный труд хилого мозга

    Значит, так. Блог на персональной странице отменяем. Вместо него заведем страничку с блогом и галереей на английском вот тут:…

  • Педагогика и жизнь

    А в это время… Младший мой Проект А наконец-то пошел в девятый класс своей любимой вальдорфской школы и, ура, стал приносить…

  • Очередные решения съезда мозгов

    Три дня вынужденно сидела дома (почти сидела, кому я вру, ездила и бегала, но меньше обычного и хромая). Как правило, в такие дни у меня…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 11 comments

  • Напряженный труд хилого мозга

    Значит, так. Блог на персональной странице отменяем. Вместо него заведем страничку с блогом и галереей на английском вот тут:…

  • Педагогика и жизнь

    А в это время… Младший мой Проект А наконец-то пошел в девятый класс своей любимой вальдорфской школы и, ура, стал приносить…

  • Очередные решения съезда мозгов

    Три дня вынужденно сидела дома (почти сидела, кому я вру, ездила и бегала, но меньше обычного и хромая). Как правило, в такие дни у меня…