hohkeppel (hohkeppel) wrote,
hohkeppel
hohkeppel

Былое и грабли, часть 15 и последняя

Решила закончить. Вот такая я внезапная. Внезапно начала - внезапно и заканчиваю, объяснительная в конце, горячая просьба дочитать - по возможности.


Прошло примерно две недели c того новоселья и я опять оказалась в Лондоне – меня тогда часто туда вызывали по работе. В те незапамятные времена ни хай-фая на каждом углу, ни интернета в телефоне не было - во всяком случае, у меня. Бывая в отлучках и сидя в каких попало гостиницах, не все из которых могли похвастаться современными средствами связи, от своего почтового ящика я часто бывала отрезана, поэтому с папой Проекта Ф у нас была договоренность – когда я в отъезде, мою почту проверяет он, и если вдруг там обнаружится запрос от постоянного клиента на перевод или еще что важное, он дает мне знать эсэмэской. Вот как высока была степень доверия между нами, скажу в назидание некоторым разводящимся противным голосом.

В то утро папа Проекта Ф прислал мне сообщение о том, что в почтовом ящике пришло то, это, и еще какой-то тип хочет с тобой встретиться – кто такой?! Естественно, из чистого любопытства я поскакала в ближайшее интернет-кафе уточнить, что за тип. И действительно – в ящике лежало сообщение с неизвестного мне адреса, в теме которого значилось: «Я бы хотел с тобой еще раз увидеться». Открыв письмо, вместо пространного текста, который я справедливо ожидала увидеть – кто, зачем, почему и что мне за это будет – стояло лаконичное: «Можно?» По подписи я с трудом, но догадалась, что пишет мне, скорей всего, тот самый тип в белой рубашке, с которым мы навсегда распрощались примерно две недели назад. И я совершенно точно помнила, что никаких координат мы друг другу не оставили – ни телефонов, ни адресов.

В меру заинтересованный ответ я ему написала, да – только много позже выяснилось, что он его не получил, по каким-то там техническим причинам. Поэтому спустя какое-то время – чуть ли не на следующий день – в почту пришло еще одно сообщение, с пространным текстом «Не понял». Переняв телеграфный стиль автора, я просто написала свой телефон с пометкой, когда звонить, и продолжала работать свою работу дальше, на гораздо большем подъеме.

Не знаю, как действует механизм запуска нежных чувств у других женщин, и тем более – у мужчин, но мое бессознательное или подсознательное или даже несознательное запускается от любопытства. Интересно же, шепчет оно хриплым басом прямо в ухо и игриво толкает локтем в бок, что будет, если? Или не будет? Надо же проверить. Тем более пряный ветер свободы и так далее. К тому же, Проект Л – а где, кстати, был Проект Л в тот самый вечер нашего первого со Степаном свидания? У подружки ночевал? Категорически не помню. Проект Ф, согласно предварительным договоренностям, как раз посещал папу, у нас было расписано – эти выходные у меня, следующие у тебя, так оно и идет до сих пор, несмотря на наши переезды многочисленные.

Так вот, первое свидание прошло не совсем так, как я его себе напредставляла – да, собственно, ничего в моей жизни не согласуется с моими предварительными представлениями и мечтами, я уже отчаялась их состыковывать. А совсем ничего не воображать я не умею, это с детства и не лечится.

Первое официальное свидание, о дате которого муж иногда вспоминает и одаривает икебаной, началось на нейтральной территории – я сходила к другу-художнику в музей порисовать, как это у нас было заведено по субботам, потом заявился друг Степан – приехал из далекого Хохкеппеля, через дола, через моря, и мы все втроем – делая вид, что это и не свидание вовсе, а так, деловая встреча – посидели в кафе, светски беседуя. После чего друг-художник, как-то нехорошо, с подтекстом ухмыляясь, откланялся, а Степан, с присущей ему прямотой, признался, что путь далек лежит, а ночевать-то и негде. Он, дескать, рассчитывал на друга-художника, а тот возьми да и откажи под надуманным предлогом. И что делать, уже ночь практически, часов восемь вечера.

Я понимаю, этот ход конем был таким же тонким и изящным, как и текст самого первого письма (кстати, выяснилось, что мой адрес он, конечно, выпросил у художника, как я и подозревала) – Степан вообще не отличается дипломатичностью и умением подъезжать на кривой козе, как я выяснила впоследствии, когда было безнадежно поздно. Тогда же я, как от меня и ожидалось, сообщила про свободный диван и мы поехали ко мне, благо дома не было ни одного проекта и ничьих чувств я бы не травмировала.

Тут по правилам мыльных опер и дамских романов полагается вставить постельную сцену с антуражем – героиня то, а герой се, а вместе они и то, и это, и розовые лепестки кругом, и ванна с шампанским, и многоточий много, примерно так... или так....и все вздымается и трепещет. Но читатель, наверное, уже привык, что тут ничего не идет по плану и заготовленным карточкам. Поэтому вынуждена разочаровать – Степан действительно ночевал на свободном диване, один.

Но перед этим мы некоторое время на этом диване рядышком сидели, и вот тогда – тогда-то оно и случилось. В какой-то неясный момент, как поется в известной песне - не в лад, невпопад – совершеееенно! – наша светская беседа ни о чем прервалась и возникла пауза. Заполненная молчанием. Долгим, но не тягостным. Таким – заряженным, многообещающим, как перед грозой, трудным экзаменом или – ну я даже и не знаю, чем. Посещением стоматолога?

Я не знала, что сказать, потому что забыла, о чем мы вообще говорили, а он ни с того ни с сего взял меня за руку. Что он при этом произнес, я публично повторять затрудняюсь, но оно неожиданно сработало – как и положено в мелодраме, где-то выстрелило, грабли опять упали, пробежала синяя искра и случились долгожданные спецэффекты - в результате которых нас обоих прорвало, маски, как им и полагается, слетели, светские беседы прекратились (навсегда) и начался разговор, который мы ведем вот уже восьмой год. С перерывами на драку семейные разногласия.

Вот тогда-то и выяснилось, что жена от него ушла, прихватив двоих горячо любимых детей, без объяснения причин, потом был бурный роман с соседкой, тоже матерью двух детей, который закончился ее выбором в пользу мужа, потом были долгие длиной в год отношения с русской Наташей из Белоруссии, с которой он познакомился по объявлению в газете, как это ни банально. Причем с этой Наташей он по собственной инициативе расстался на другой день после нашего первого знакомства. В общем, много интересного. Я, в свою очередь, вкратце рассказала содержание четырнадцати предыдущих серий, и мы в буквальном смысле обнялись поплакать. Каждому из нас было невыносимо жалко себя, наши трепещущие сердца (и не только) разом обнажились и Эрос, он же Амур, воспользовавшись случаем, пронзил их одной, но достаточно убойной стрелой.

После чего наш роман можно было считать открытым, открыт он и по сей день. а постельной сцены не будет, ха.

Да, в конце концов мы поженились, родили Проект А и много чего еще, а период от знакомства до сегодняшнего дня я опишу в другой раз, в рамках темы про интернациональные браки, потому что сил моих больше нет и этот сериал надо когда-нибудь заканчивать. Во всяком разе, этот сезон.

Аплодисменты, занавес.

А теперь тем, кто терпеливо дочитал до конца - спрашиваю вопрос: ну и чо, книжку с иллюстрациями (комикс?!) из этого всего лепить или подождать, пока жизнь пройдет побольше материалу накопится? А то у меня тут по-английски кое-что начатое надо дописать, да и остальные девять тем ждут своей очереди. И еще, чтоб два раза не вставать – может, кто-нибудь знает, как грамотно осуществить мою давнишнюю мечту и сделать, наконец, перевод какой-нибудь чудной художественной книжки (и чтоб мое фамилие на обложке, с внутренней стороны хотя бы)? А то я всю жизнь перевожу какие-то бюрократические документы, а талант вот пропадает всуе (кто будет смеяться, смейся молча)! Есть тут такие, которые знают, с чего начать? Я полный лох в работе с издательствами, предупреждаю, особенно российскими. Однажды хотела перевести одну книгу с немецкого, даже авторше написала, австриячке. Авторша сначала обрадовалась, потом спросила у своего австрийского издателя, а издатель сказал – вы что, гражданка? Какой, нафиг, русский?! Кому он тут в Австрии нужен! Рынка сбыта нет. И все, дело завяло.

Так что если вдруг есть идеи, буду премного благодарна. А переводчик я, смею уверить, хороший. Пост проплачен лично мной, на правах рекламы.
Tags: Былое и грабли, воспитание - опыт отдельно взятой матери
Subscribe

  • О себе в искусстве и искусстве в себе

    Вот так скромно решила назвать последующие размышления пока не знаю, о чем. Но раз уж выпало сегодня счастье поработать из дома, почему бы не…

  • Содержимое хорошенькой головки

    Сегодня пришлось это записать, извините. Как же устала пытаться понять. Силюсь и силюсь, много лет. Читаю то, это, на разных языках, в разных…

  • Понедельник, 22 марта 2021 года

    Наконец-то передышка. Старшая дочь дома на больничном, внуки тоже дома с мамой, ибо снова закрылись детсады и школы, ей физически получше, хотя…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 35 comments

  • О себе в искусстве и искусстве в себе

    Вот так скромно решила назвать последующие размышления пока не знаю, о чем. Но раз уж выпало сегодня счастье поработать из дома, почему бы не…

  • Содержимое хорошенькой головки

    Сегодня пришлось это записать, извините. Как же устала пытаться понять. Силюсь и силюсь, много лет. Читаю то, это, на разных языках, в разных…

  • Понедельник, 22 марта 2021 года

    Наконец-то передышка. Старшая дочь дома на больничном, внуки тоже дома с мамой, ибо снова закрылись детсады и школы, ей физически получше, хотя…