hohkeppel (hohkeppel) wrote,
hohkeppel
hohkeppel

Category:

Былое и грабли, часть 6

Неожиданно выпала возможность строчить дальше, самый главный объект воспитания удален папой из дому смотреть баскетбол, остальные развлекаются сами, мне вон из окна видно. Поэтому продолжение, еще тепленькое, под катом. И да, его еще есть у меня.

Немного теории и прописных истин, как без них. Есть на свете семьи, особо устойчивые к житейским трудностям, при появлении внешней угрозы члены такой семьи еще крепче приникают друг к другу и открывают общий зонтик. Их меньшинство, по моим наблюдениям, но я не претендую.

А бывает и так, что удары судьбы - или то, что данной семьей за удары судьбы принимается, от крепкого тумака до легкой оплеухи - приводят к вполне зримым трещинам в отношениях, а трещины разъезжаются до зияющей дыры и вся конструкция осыпается осколками прямо на окружающих, а ими часто оказываются и дети. Причем никто не виноват, потому что виноваты все. Кроме детей, конечно.

На этом месте рассказ о том, что именно произошло со мной, Проектами Л и Ф и моим, как это по-русску, «сожителем» после переезда в Германию и выветривания общей эйфории – в рамках заявленной темы о воспитании, конечно – начал буксовать, тормозить и спотыкаться. Ибо чем ближе к настоящему, тем больней теребить воображаемые раны. Особенно если сам же их себе и организовал. Но из песТни слова не выкинешь, что было, то было, назвался груздем, так, будь добр, пиши дальше – и прочая народная мудрость, а народ знал, что говорил.

Но сначала – еще одна изрядная порция общих рассуждений, а то где ж еще порассуждать-то, как не на публике?

Вот кажется тебе («тебе» - образ собирательный), что ты «просто живешь», а, оказывается, на самом-то деле – мысленно или еще как собираешь материал для будущих дневников, мемуаров, писем потомкам и остальных залогов бессмертия, ну это я опять о себе, а у других, может, все вовсе и не так. Они творят по-другому - дома строят, сыновей рожают, деревья сажают, политические партии организовывают - да мало ли способов бороться с вечностью и хрупкостью своего собственного бытия.

Вот это пресловутое «Господь сотворил нас по своему образу и подобию» - это я понимаю не в смысле внешнего облика и вторичных половых признаков (сколько среди нас гермафродитов?), а в смысле заложенной в каждом человеке с рождения способности творить. Все, что угодно – от детей до нейтронной бомбы. У меня нет никаких тому подверждающих научных данных, я не мировой авторитет и не возглавляю никакую школу мысли, но мне кажется - творить в широком смысле слова способен абсолютно любой человек, независимо от национальности, места жительства, умственных и прочих способностей – даже банально сходив в туалет, мы получаем некий продукт творчества организма. Извините, если кого обидела.

Продолжаю глубокомысленно рассуждать, поправив очки и тиару и нисколько не заботясь о логике, связи одного с другим, а также временно заброшенной теме воспитания.

Многие события в жизни похожи на известную оптическую иллюзию – помните картинку из учебника по занимательной психологии? То прекрасная девушка отвернулась, то безобразная старуха в профиль? При этом одно и то же событие или явление видится не только разными людьми по-разному, что, в общем, логично и оспариванию не подлежит. Одно и то же явление или событие может и одному и тому же человеку видеться в разное время по-разному - с утра одно, а, к примеру, с похмелья – совсем другое. Я понятно выражаюсь, да? Хотя Будда уже все за меня объяснил, в известной притче о слепцах и слоне.

А еще есть такой феномен как «любовь зла», описанный другом всего прогрессивного человечества Уильямом Шакеспеаре, как называл барда один мой лингвистически одаренный однокурсник. Это когда в один прекрасный день глазные капли Пука вдруг теряют свое галлюциногенное действие и ты с удивлением обнаруживаешь себя в объятиях – ну, может, и не осла, но козла-то точно. Так вот – это был не мой случай, о чем более конкретно далее по тексту.

Здесь занавес, наконец-то, с пыльным шумом взвивается, публика постепенно перестает шуршать съестным и надрывно кашлять, какофония из оркестровой ямы стихает - на сцене все те же грабли.


Наши трудности после переезда в Германию были незначительны и преодолимы. Мы не ночевали на вокзалах и в лагерях для беженцев, не голодали, потрясая младенцем в лохмотьях и табличкой «поможите ради Христа», не странствовали от приюта до приюта мелким табором, не бежали опрометью в бомбоубежище, спасаясь от превосходящих сил противника, не болели сыпным тифом, да и туберкулез нас тоже миновал. Поэтому оправдать свое дальнейшее поведение, направленное на развал семьи и очередное разрушение модели мира для проектов Л и Ф мне абсолютно нечем. Но придется сквозь зубы и глядя куда-то вбок рассказывать дальше, невзирая на то, что тут вам не кабинет доброго психоаналитика, а вовсе даже равнодушный интернет.

Приземлились мы с двухмесячным Проектом Ф и десятилетним Проектом Л в славном городе на Дюсселе, там нас тепло и радушно встретила моя новая немецкая родня и наша семья на некоторое время расползлась в разных направлениях. Папа Проекта Ф отправился в свою еще не до конца проданную холостяцкую берлогу в город А, Проект Л приютила моя как бы золовка, сестра папы Проекта Ф, назовем ее вымышленным немецким именем Регина, а мы с Проектом Ф поселились в подвале моей немецкой свекрови, она же моя приемная немецкая мама, она же бабушка Проекта Ф и образцово-показательная немецкая пенсионерка, которую совершенно невозможно ни назвать, ни считать старушкой. А ей уже тогда было 70 лет.

Проект Ф, не оценив новых жилищных условий, окончательно переселился в мои объятия, хотя любящая бабушка и оборудовала ему спальное место на столе. Здесь надо остановиться на разнице между бабушкой русской и бабушкой немецкой.

Все сугубо «плод личных наблюдений» и на статью в википедии не претендует.

Русская бабушка считает внука своей собственностью, с грохотом отодвигает в сторону родителей и с энтузиазмом берется за младенца так, что совершенно непонятно, зачем ему мать, а тем более отец. Немецкая же бабушка, прищурившись, наблюдает за вопиюще безграмотным поведением родителей со стороны и вмешивается в процесс воспитания исключительно вежливыми намеками – дарит, к примеру, соску с бутылочкой, если глупые родители почему-то не используют эти предметы.

Этим, собственно, разница между ними и ограничивается.

Бабушка Проекта Ф наверняка пользовалась в свое время и Споком и его немецкими аналогами, во всяком случае, об этом мне жаловался ее сын, он же папа Проекта Ф. - в частности, о том, что мама хладнокровно привязывала его к горшку в процессе приучения к оному и всякие другие ужасы. Но я за все время нашего общения – а оно успешно продолжается и по сей день, вплоть до взаимного приглашения на праздники и обмена подарками к Рождеству – не слышала от нее ни одного, подчеркиваю – ни одного! – совета по воспитанию, а также правильному обращению с ее сыном, который папа Проекта Ф. Я сама и Проект Л обязаны ей очень и очень многим – именно моя немецкая мама взялась за подготовку шкодливого Проекта Л к немецкой гимназии, она же терпеливо и ненавязчиво занималась с ребенком математикой и немецким все последующие годы обучения, именно она, когда Проект Ф вышел из нежного младенческого возраста, но еще не вошел в детсадовский, стала брать его к себе регулярно, раз в неделю, на несколько часов, а также по мере надобности, чтобы я могла – а) спокойно работать свою работу, б) рисовать! и в) да мало ли для чего еще могут понадобиться три свободных от ребенка часа!

Пожив некоторое время в разных местах, наше семейство, наконец, воссоединилось – мы сняли квартиру в доме. Точнее, полдома с выходом на общую с хозяйкой клумбу, пространство вокруг которой служило садом, лужайкой, местом для поедания шашлыков на природе и выгула младенца.

Папа Проекта Ф к тому времени официально обанкротился (чудесная процедура, с которой я познакомилась по другому поводу, на своей шкуре и сравнительно недавно), восстановился в университете, где ему предстояло пройти два года практических занятий, так называемый «референдариат» с минимальной зарплатой, а вся его оставшаяся собственность пошла, что называется, с молотка.

Машины у нас не было, все мы много ходили пешком, в том числе и за продуктами – Проект Ф либо на спине у папы в рюкзаке, либо у меня на пузе в слинге (очень прогрессивная вещь для немецкой глубинки того времени) – фитнес – не хочу! Проекту Л был торжественно куплен подержанный велосипед, и ребенок за один день его освоил, в отличие от меня, которой на этот подвиг потребовалось несколько месяцев, много слез и разбитых частей тела и новый муж. Но об этом позже.
Tags: Былое и грабли, воспитание - опыт отдельно взятой матери
Subscribe

  • Не про Испанию

    Про Испанию, пожалуй, хватит, хотя можно вдохновенно щебетать еще пару постов. Но не буду. У меня смородина созрела, много, яблоня дала первый…

  • Предотлетное курлыканье

    Сегодня за утренним кофием в половине шестого утра (такие уж у меня дурные привычки) перелистывала случайно залетевший в почтовый ящик журнал. Мой…

  • Как хорошо, что есть друзья!

    Поэтому можно еще раз обо мне об Эссене! Пользователь maria_kunigunda сделала прекрасный и подробный отчет с картинками о нашем…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments