hohkeppel (hohkeppel) wrote,
hohkeppel
hohkeppel

Categories:

Былое и грабли, часть 5

Тема нумер раз, эх раз, еще раз! И, по всей видимости, еще какое-то количество разов. Но я немножко впрок, на выходные, а то объектов воспитания прибудет, на литературный труд времени может и не хватить.

Я не склонна смотреть на прошлое ностальгически-нежно, да и к чему смотреть назад, неудобно изогнувшись шеей – прошлое ничуть не лучше настояшего и тем более – будущего, а туда и смотреть-то не стоит, сплошные абстрактные завихрения. Каким бы был Проект Л, не пересади я его из одной почвы в другую, а потом – еще и еще? Каким бы он стал, не будь у меня Проектов Ф и А и если бы не менялись условия обитания, обучения, языки, страны и папы? Ни к чему задаваться такими вопросами, бурчит внутренний голос, подумай – все могло быть значительно хуже! Как говаривала моя мама – «Учись, а то будешь мыть подъезды!» А, собственно, что ж в этом такого ужасного? И подъезд надо кому-то мыть, нет?

Свойство всякой жизни – нежданные перемены, вот только войдешь в какую-нибудь тихую гавань, бросишь якоря, побратаешься с туземцами и присмотришь чудную недвижимость с садом – та-дам, так судьба стучится в дверь, прям по свежей-то краске.

Но этот пассаж к теме воспитания никакого отношения не имеет, а вставлен для атмосфЭры декоративной завитушкою.

Будь мое повествование художественным фильмом незамысловатого формата «бразильский сериал» (а о бразильском тоже будет, но сильно позже), зритель по атональной закадровой музыке давно бы догадался – скоро вся эта идиллия закончится и героям крепко надают по шее.

Следующий этап нашей с Проектом Л жизни начался с банальной ссоры между мной и будущим папой Проекта Ф не помню по какому поводу, за которой последовало особо бурное, но не менее банальное замирение сторон - с неожиданным результатом в виде двух полосок на известном тесте. Из чего следует, что Проект Ф получился слегка внепланово. Одновременно с этим волнующим событием все еще будущий папа Проекта Ф потерял крупный контракт и работу, впал в жесточайшую депрессию и вынужденно ввел меня в реальное положение дел.

А оно оказалось более чем интересным. Канадская жена все еще нисколько не радовалась нашему семейному счастию, более того - нипочем не желала давать мужу развода, не говоря уже о гражданстве. Канада как место жительства отпала в полуфинале. Ехать декабристом за мною в Сибирь папа Проекта Ф почему-то сильно не хотел, да я и не настаивала, к тому же возвращаться на родину не жаждал и Проект Л, вкусивший красивой жизни и европейского либерализма. С патриотическим воспитанием все было понятно – предмет провален.

Жить дальше в Праге не позволяли стремительно таявшие финансы – с потерей работы и приобретением депрессии источник доходов папы Проекта Ф иссох, в своей недоступной для меня Германии он продал все, что можно было продать, включая автомобиль «мерседес», с которым я так и не успела лично познакомиться, и стал проводить гораздо больше времени в Праге, грустно думая, по немецкому обыкновению, кто виноват и что делать.

Итогом долгих размышлений явилось вот что. Чехия как новая родина папу Проекта Ф по многим причинам не устраивала. Зато, вернувшись обратно в Германию, он мог начать новую жизнь, завершить когда-то прерванную учебу на преподавателя географии и найти место учителя со стабильным заработком и хорошими перспективами. Вы будете смеяться, но в Германии школьные учителя, врачи и инженеры почему-то считаются представителями престижных профессий и платят им очень хорошо. Поскольку меня и проект Л., вкупе с уже вполне зримым на мониторе гинеколога Проектом Ф, бросать на произвол судьбы не позволила совесть, любовь, хорошее воспитание, нужное подчеркнуть - нужно было найти легальный способ ввезти всех нас в многострадальную, переполненную другими «понаехавшими» Германию. Законный брак, понятно, был не наш вариант в силу вышеописанных обстоятельств.

Как случается не только в романах, но и в жизни - выход нашелся, причем неожиданным образом как раз в лице Проекта Ф, который не только заставил меня уйти из преподавания, вероломно наслав жуткий токсикоз, но и путем паранормальной передачи мыслей на расстоянии подкинул папе идею нашего абсолютно легального въезда в Германию.

Идея была проста до гениальности.

На сроке беременности 7 месяцев, вооружившись справкой от гинеколога и счастливыми лицами, мы с папой Проекта Ф оформили так называемую «Декларацию независимости отцовства». В присутствии судебного переводчика и какого-то клерка, уже и не помню в каком именно присутственном месте, нам была выдана бумага, в которой папа Проекта Ф честно заявил о том, что и в самом деле является папой пока не родившегося Проекта Ф, несмотря на то, что он, гражданин Германии, с матерью ребенка, гражданкой России, в законном браке не состоит. Там же он обязался дать ребенку свою фамилию, которая устрашающе и в обязательном порядке заканчивалась на «-ова» в случае рождения девочки.

Проекту Ф сильно повезло, он родился мальчиком и получил нормальную немецкую фамилию в комплекте со сразу тремя свидетельствами о рождении: чешским, международным и немецким. На российское мне не хватило сил и фанатизма.

Естественно, немецкое свидетельство ребенок получил не по умолчанию, а после предъявления вышеупомянутой «Декларации отцовства» и других бумаг в немецком посольстве. Лично явившись туда на прием в возрасте 3 недель. В сопровождении меня, родного папы и Проекта Л, который к тому времени был изгнан из школы за неуплату и официально пинал балду учился дома в ожидании разрешения на въезд в Германию.

Лирическое отступление про школу. Когда стало ясно, что денег на дальнейшее обучение Проекта Л в британской школе больше нет, мы как честные люди явились рассказать об этом директрисе, необыкновенной доброты женщине по имени Мери Поппинс Пагнамента – это ее настоящее имя, и я намеренно его не скрываю, мировая общественность должна знать своих героев, а я этой чудесной женщине безмерно благодарна до сих пор. Директриса искренне огорчилась, неожиданно вошла в положение – и изыскала какие-то хитрые возможности позволить Проекту Л еще целое полугодие учиться бесплатно, до самых моих родов. Ну а потом уже, конечно, нет.

Что было дальше? Получив немецкое свидетельство о рождении ребенка, папа Проекта Ф поехал домой в Германию по месту прописки. Да-да, в Германии тоже есть прописка. Там, на основании того же свидетельства, он прописал и своего ребенка, лично предъявить которого никто не попросил. О чем получил соответствующий документ. С этим документом папа Проекта Ф (а сам-то Проект Ф все это время, конечно, жил в Праге - привыкал к свежему воздуху, ГВ по требованию и странным людям вокруг себя) явился в ведомство по делам иностранцев в родном немецком городе и потребовал разрешения властей импортировать родному немецкому ребенку родную русскую мать, с довеском в виде Проекта Л, чей родной папа в свое время выдал мне доверенность на все и официально пропал без вести. Каковое разрешение было бедному отцу-одиночке, естественно, выдано. Следите за руками.

С ним папа Проекта Ф вернулся в Прагу, и после всего двух месяцев волокиты, пары посещений немецкого посольства и неспешных сборов, наша виза на въезд с перспективой вида на жительство была получена.

Опять хронометраж: Проект Ф появился на свет в конце января – в апреле мы всем семейством приземлились в славном городе Дюссельдорфе. Накопленный за два года в Праге скарб поехал в Германию малой скоростью.

Ну а теперь - изящная вставка о младенчестве Проекта Ф.

Оказавшись совсем одна, без Спока, мамы, патронажной сестры и даже педиатра – все это, включая Спока и мою маму, было нам уже не по карману, я включила звериные инстинкты, обзавелась памперсами, которых во времена младенчества Проекта Л не было в природе, прочесала мировую паутину на предмет ухода за новорожденным, ибо большая медицинская энциклопедия за это время как-то подвыветрилась из головы, и, благословясь, начала воспитание второго проекта.

Хотя, по старой памяти, отдельную люльку младенцу я все же купила, спать вместе с дитем оказалось намного удобней. Я забила на сцеживание, расписание, соски и бутылки с водичкой, младенец ел то, что ему природой полагалось есть, причем безо всякого режима, докорма и допаивания и ничего плохого ему не делалось. Напротив. Уже через примерно три недели после родов я обнаглела настолько, что таскалась с детьми везде и всюду – и по ресторанам тоже, да. И гости к нам в Прагу до самого отъезда в Германию не переставали приезжать – новорожденный в доме, пустяки, дело-то житейское. Обходились как-то без респираторов и дезинфекции помещений три раза в день. Не говоря уже о мерах против сглаза.

Кто-то из уже немецких друзей и родственников прислал диковинную вешь – напузный мешок для матери, куда запихивался орущий младенец и где он чудесным образом прекращал орать, особенно если удавалось незаметно для бдительных окружающих впихнуть ему стационарный источник питания. Нет, коляска у меня, как у всякой порядочной, тоже была, но Проект Ф, как и в свое время Проект Л, как и значительно позже Проект А, в ней спокойно спать на свежем воздухе категорически не желал, выражая недовольство довольно громогласно. В отличие от Проекта Л, которому-таки приходилось иногда орать часами, ибо то «не приучай к рукам», то просто деваться некуда – полчаса по морозу в хорошем темпе до молочной кухни и обратно, на руках дитятку сильно не потаскаешь - Проекту Ф сильно повезло. Я наплевала на все принципы строгого воспитания, в меру сил отвечала на каждый писк и носила его на себе почти круглосуточно. Да и спали мы тоже в обнимку – как ни странно, ребенок не только остался в живых, не будучи задавленным тушей сонной матери, но и благополучно впоследствии из родительской кровати отселился и непременную фазу «эдипов комплекс», кажется, вовремя завершил. Ну он же должен был быть, комплекс-то? Я же Фрейда читала!

Проект Л в то переходное время всячески мне помогал, хлопотал вокруг младенца, бегал по мере надобности в магазин через дорогу и много, непедагогически много смотрел немецкие мультфильмы по телевизору. Может, именно благодаря этому ненаучному дидактическому приему Проект Л так быстро заговорил по-немецки, переехав в Германию?
Tags: Былое и грабли, воспитание - опыт отдельно взятой матери
Subscribe

  • Понедельник, 22 марта 2021 года

    Наконец-то передышка. Старшая дочь дома на больничном, внуки тоже дома с мамой, ибо снова закрылись детсады и школы, ей физически получше, хотя…

  • Минутка мировой славы

    Решилась, поделюсь ссылкой на дружественный журнал. Там мне задавали умные вопросы, а я блеяла в ответ чего-то там.…

  • Над пропастью во лжи

    Меланхолично слушала радио в машине, что еще в машине делать, когда ехать долго, а ничего, кроме радио и мотора в моем старинном автомобиле не…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 17 comments

  • Понедельник, 22 марта 2021 года

    Наконец-то передышка. Старшая дочь дома на больничном, внуки тоже дома с мамой, ибо снова закрылись детсады и школы, ей физически получше, хотя…

  • Минутка мировой славы

    Решилась, поделюсь ссылкой на дружественный журнал. Там мне задавали умные вопросы, а я блеяла в ответ чего-то там.…

  • Над пропастью во лжи

    Меланхолично слушала радио в машине, что еще в машине делать, когда ехать долго, а ничего, кроме радио и мотора в моем старинном автомобиле не…