hohkeppel (hohkeppel) wrote,
hohkeppel
hohkeppel

Category:
  • Mood:

Моника Болдуин, продолжение

Всех поздравляю со всеми праздниками сразу, времени нет, поэтому к делу: под катом следующая глава из книжки Моники Болдуин, и сразу после напишу еще пост с комментариями к этой главе (все, как у больших), уж больно много интересного, не могу не поделиться радостью неофита. Как хорошо мало знать, столько сюрпризов!



Источником знаний служило мне радио.

АБ включала его три раза в день, когда передавали новости о войне, благодаря чему я о многом узнавала, но, к сожалению, никакие иные передачи ее не интересовали. Дай мне волю, я бы сидела перед приемником день и ночь, слушала и запоминала. Но увы, подобную жажду знаний трудно удовлетворять, будучи гостем в чужом доме.

Тогда я и задумалась, чем же еще можно восполнить многочисленные пробелы в моих познаниях. Решила читать книги, как можно больше книг тех знаковых авторов, что получили известность в мое отсутствие — с 1914 по 1941. Оказалось, что после первой мировой войны в литературе стал преобладать художественный жанр. Я принялась рыться на книжных полках тетушки и в местной библиотеке, и читать все, что попадалось мне в руки.

Первая книга, за которую я взялась — воспоминания Э. Ф. Бенсона «Какими мы стали». Выбрала я ее потому, что на титульном листе красовался подзаголовок «Обзор современности». Именно о современности мне и хотелось почитать. Книга эта заинтересовала меня еще и потому, что дядя Стэн — в бытность премьер-министром — однажды навестил меня в монастыре и рассказал о многих событиях так, что я еще долго их обдумывала. Хорошо помню, например, его слова о том, что, когда кончилась первая мировая война, мир окончательно сошел с ума. В этой книге я нашла подробности на эту тему — во всяком случае, некоторые. Читала я ее — и брови ползли от удивления все выше и выше, пока, наверное, не исчезли совсем под моей мальчишеской челкой.

Самые первые строки из первой же главы усугубили во мне ощущения Рипа ван Винкля настолько, что я постепенно приобрела нечто вроде довольно тягостного комплекса неполноценности.

«Через пропасть, которая в 1914 году разбила время пополам и создала, во всяком случае в рамках одного поколения, новую эру, АБ, Анно Белли, с которой мы поведем отсчет нашей летописи, мир видится урывками, очень отчетливо, но чрезвычайно далеко, будто смотришь не с того конца телескопа, куда-то на задворки памяти.»

Так вот как современные люди смотрят на мир, в котором жила когда-то я — единственный знакомый мне мир, которому я все еще принадлежу целиком, просто потому, что отпечаток той действительности так и не стерся во мне последующим развитием цивилизации! Это изрядно меня опечалило. От такого чтения охватил меня странный холодок отчуждения. Я почувствовала себя каким-то уродцем — единственным в своем роде экземпляром, будто только что свалилась сюда с луны.

Последней книгой, которую я прочитала перед уходом в монастырь, стало произведение Бенсона «Катушки». В нем рисовалась довольно достоверная картина жизни и обычаев того далекого предвоенного времени. Первой же книгой, которую я прочитала, выйдя из монастыря, был роман Хелены Эштон «Небо барашками». Я сравнила эти два произведения и впервые отчетливо поняла, насколько огромные перемены случились в отношениях мужчин и женщин за те двадцать с лишним лет, что пролегли между выходом этих книг.
Было довольно интересно бродить по библиотеке и узнавать, что новенького понаписали различные авторы, пока меня тут не было. Комптон Маккензи, который, если я правильно помню, как раз перед моим уходом издал свой «Карнавал», как оказалось, прилежно и много писал. Так же, как и Герберт Уэллс, чью «Энн Веронику» мне запрещали читать девочкой-подростком. Сэр Хью Уолпол (о, как же я восхищалась его «Силой духа» в 1913 году!) тоже времени зря не терял. А еще на полках стояли рядами новые романы Киплинга, Честертона, Голсуорси, а также несколько книжек нового писателя Чарлза Моргана, чьи произведения я пыталась читать, но нашла их чрезвычайно скучными.

Вскоре я задумалась — а смогу ли я вообще наверстать упущенное при таким количестве литературы, к тому же я даже не знаю имен новых авторов, чьи книжки надо бы прочесть.

Роман Ивлин Во «И побольше флагов» меня изрядно потряс и заставил задуматься о том, куда же катится этот мир. Так же как и «Обычные семьи» Арно Робертсон. Еще я наткнулась на книгу об атомах, автора забыла, но из которой узнала, что только взаимная их толкотня со скоростью восемь миллонов толчков в секунду не дает моему креслу, состоящему из бессчетного количества атомов, улететь в Китай и обратно за секунду-другую. С непередаваемым ужасом я поняла, что Наука, так же как и Литература, ушла далеко вперед, пока я отсутствовала....

Книги Рейчел Фергюсон произвели на меня неизгладимое впечатление, в особенности «Арфа на площади Лондес» и шедевр потрясающей виртуозности «Сестры Бронте ходили в Вулворт». Что касается книги «О, дивный новый мир» Олдоса Хаксли, то она открыла мне глаза на множество такого, чего я вовсе не замечала раньше.

За полмесяца подобного чтения я стала сомневаться в том, что мне когда-нибудь удастся смотреть на жизнь так, как все эти современные люди.

Когда же я читала газеты, в особенности Обсервер и Сандей Таймс, то чувствовала себя полной идиоткой. Авторы рецензий и передовиц пользовались такими клише и аллюзиями, суть которых совершенно от меня ускользала. Я никогда не слыхала о Неизвестном Солдате, джазе, изоляционизме, салонных ящерицах, каком-то лиз-лэнде, фильме «Кавалькада», не знала, что такое «Джин и Это» или «Прогулка по Ламбету», чем известен Вими Ридж, а выражения «любопытный Паркер», Голливуд, коктейль, робот, Вулворт, стриптиз и «золотая молодежь» совершенно ничего для меня не означали. Еще постоянно упоминались разные неизвестные мне имена — Эпштайн, Скиапарелли, Джеймс Агате, Грета Гарбо, Пикассо, Д.Х. Лоуренс и доктор Мэри Стоупс...

Я была готова впасть в отчаяние. Тогда я решила, что буду стараться жить настоящим, уподобиться пчеле или, скажем, вампиру, и высасывать из окружающей меня действительности Жизненный Опыт, хотя бы последнюю его каплю.
К сожалению, там, куда я попала, опыт современной жизни и вовсе неоткуда было высасывать. Все приятельницы моей тетушки были пожилыми дамами далеко за семьдесят, что-то мне подсказывало — не у них следует учиться тому, что мне так хотелось знать.
Tags: Кому тут культурный уровень повысить?, МоникаБолдуин, язык до Хохкеппеля доведет
Subscribe

Posts from This Journal “МоникаБолдуин” Tag

  • Небольшой кусок из книжки Моники Болдуин

    Продолжение, совсем немножко. (3) Однажды я расхрабрилась настолько, что села в большой зеленый автобус и поехала в Брайтон. Дорога белеет и…

  • Комментарии к главе

    Наконец-то и мне предоставилась возможность блеснуть эрудицией нарыть в интернете разных дополнительных сведений, без которых переводимый…

  • Последний кусок перевода на сегодня

    Глава вторая (1) Крошечная сассекская деревушка, в которой проживала моя тетка, страдала раздвоением личности. Одна ее половина, спрятанная в…

  • И еще маленький кусочек

    Последний кусочек первой главы оказался отрезан, слишком много текста, по мнению ЖЖ (5) Фрида проводила меня на вокзал Виктория. Там мы…

  • Моника Болдуин, продолжение

    (2) Прежде чем продолжить рассказ, я должна объяснить, почему для меня тогда — да и сейчас — было столь чрезвычайно трудно научиться быть…

  • Пороки (мои) и добродетели (чужие)

    Решила не лишать человечества доступа к своим порочным страстям: опять перевожу книжку сугубо для себя и собственного удовольствия, до сих пор…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments

Posts from This Journal “МоникаБолдуин” Tag

  • Небольшой кусок из книжки Моники Болдуин

    Продолжение, совсем немножко. (3) Однажды я расхрабрилась настолько, что села в большой зеленый автобус и поехала в Брайтон. Дорога белеет и…

  • Комментарии к главе

    Наконец-то и мне предоставилась возможность блеснуть эрудицией нарыть в интернете разных дополнительных сведений, без которых переводимый…

  • Последний кусок перевода на сегодня

    Глава вторая (1) Крошечная сассекская деревушка, в которой проживала моя тетка, страдала раздвоением личности. Одна ее половина, спрятанная в…

  • И еще маленький кусочек

    Последний кусочек первой главы оказался отрезан, слишком много текста, по мнению ЖЖ (5) Фрида проводила меня на вокзал Виктория. Там мы…

  • Моника Болдуин, продолжение

    (2) Прежде чем продолжить рассказ, я должна объяснить, почему для меня тогда — да и сейчас — было столь чрезвычайно трудно научиться быть…

  • Пороки (мои) и добродетели (чужие)

    Решила не лишать человечества доступа к своим порочным страстям: опять перевожу книжку сугубо для себя и собственного удовольствия, до сих пор…