hohkeppel (hohkeppel) wrote,
hohkeppel
hohkeppel

Category:
  • Mood:

Вам, театралы

Последние пару дней приходилось очень много бесцельно торчать и ждать в больнице всякого, развлекала и отвлекала себя (по возможности) сочинениями на тему. Под катом пьеса "Покой и воля", будущие плецеведы и плетцисты должны разъяснить читателю, что автор имел в виду "приемный покой" и "волю больного", а вовсе не то, что все подумали.


Действующие лица: Мать, Дочь, Врач(ь), безымянные больные, санитарки, медсестры, прочий персонал больницы имени какого-то Иозифа в маленьком немецком городке Дохликирхен.

17:50 Просторный и пустой вестибюль больницы. В стеклянной будке с надписью «Информация» скучает дама.

Дочь (говорит по-немецки быстрой скороговоркой, путаясь в падежах и артиклях): Добрый вечер. У нас проблема, мама жалуется на боль в животе, она у меня в гостях до ноября, по-немецки не говорит, со страховой компанией мы уже связались, нам посоветовали обратиться к врачу. Маме 78 лет, в декабре 79, я волнуюсь.

Дама: «слушает с нарастающим напряжением в лице» Момент. Кто у нас мама?
Дочь: Да вот же. «показывает».

На скамеечке действительно сидит худая блондинка неопределенного возраста и с любопытством оглядывает все вокруг.

Дама: Момент. Это ей 78 лет?
Дочь: Да.
Дама: По ней не скажешь. «спохватывается» Ходить может?
Дочь: «недоуменно» Да, конечно.
Дама: Ходунки не нужны? Инвалидная коляска?
Дочь: Спасибо, не надо. У нее просто живот болит.
Дама: Хорошо, идите вон туда, в приемный покой. Я им сообщу.

Картина 2.

Приемный покой. На стульях вдоль стен сидят: пожилая пара с молодой женщиной и девочкой лет семи, очевидно, семья; две очень толстые похожие друг на друга тетеньки, одна старше другой, очевидно, мать и дочь, с ними толстый мальчик лет 12; старушка-божий одуванчик с ласковой улыбкой; кривобокий дяденька с приклеенной к уху трубкой телефона. На стене плакаты: «Мы практикуем триаж!» и «Срочная помощь оказывается только умирающим!» Все сидят молча, уткнувшись в экраны разных гаджетов. Дочь усаживает мать на единственный свободный стул. За стеклянной дверью – регистратура. Дочь стучит, входит. За стойкой девушка-администратор с пшеничными косами вокруг головы. Дочь выпаливает скороговоркой все ту же речь.

Адм «после долгой паузы»: Погодите, а где больная?
Дочь: Сидит, ждет.
Адм: Пусть тоже войдет. Надо заполнить формуляры.
Дочь: Она не говорит по-немецки.
Адм: А на каком говорит?
Дочь: На русском.
Адм: «радостно оживляясь» А у нас есть формуляры на русском языке!

Откуда-то извлекает и подает лист бумаги с мелким текстом.

Дочь: «озадаченно читает вслух» «Декларация на пациента Европейско здравно осигуряване»...ээээ... «Моля попо...попо...пополнете изцяло и четливо»....гм, это не по-русски.

Адм, недоверчиво: Не может быть. Вот у нас сверху написано – русский язык.
Дочь: Есть и другие языки, которые используют кириллицу.
Адм, подозрительно: Это какие?
Дочь: Ну...болгарский, сербский...
Адм: Вы уверены, что это не русский? Впрочем, там есть и по-немецки, заполните сами, а мама ваша пусть подпишет.

В это время санитар измеряет давление больной. После чего интересуется, какие таблетки от гипертонии она пьет.

Мать: «активно включается в процесс» Что он говорит? Какое у меня давление? Высокое? Где мой капотен, щас положу капотен под язык.. «шарит в сумочке»
Дочь: «шипит» Мама, никаких лекарств до осмотра врача! «вслух на немецком» У мамы часто скачет давление, это нервное.
Санитар: Не может быть нервное, нервное – это когда 130, а у вашей мамы 195 на 92.
Мать: Что он говорит? Какое у меня давление? Пульс? У меня инсульт?!

Администратор со скоростью принтера выдает бумаги и делает копии с паспорта, страхового полиса и всех заполненных документов.

Адм: Все, ожидайте в приемной.
Мать: А от давления мне что-нибудь дадут?
Дочь: Придет врач, дадут. Или нет. Я не знаю. Сказали, ждать.

«выходят обратно в зону ожидания»

За это время к предыдущим ожидающим прибавились двое полицейских, женщина в алой футболке с перебинтованной ногой и ее заботливый муж, четыре укутанных в платки турецких тетеньки с чемоданом и сумками, высокий юноша в спортивных штанах и его подруга (юноша не переставая стонет), еще одна бабушка на каталке с синей опухшей рукой в сопровождении внука и больничной медсестры, судя по разговорам – все они одна семья, еще одна очень толстая женщина во всем черном и чуть менее толстая женщина во всем голубом, обе с мужьями. У бабушки-одуванчика беспрерывно звонит телефон. Полицейские громко что-то разъясняют семье с девочкой и кривобокому мужчине – все они жертвы одной автомобильной аварии, по протоколу полагается пройти осмотр. Турецкие тетеньки громко орут между собой на турецком. Спортивного юношу немного рвет. Толстушки с мальчиком сообщают в пространство, что сидят тут уже два часа и до сих пор ничего не происходит.
Картина 3

20:50
Мать и дочь, наконец, приглашают пройти внутрь. Медсестра приводит их в комнату с надписью «4» и тут же убегает. Откуда-то сбоку за стенкой кто-то бормочет по телефону. В коридоре гробовая тишина.

21:30
Звуки шагов снаружи. Дочь решительно распахивает дверь. Никого нет. Только дрожит рентгеновская картинка на мониторе, криво установленном в центре коридора. Очевидно, оттуда только что убежал врач. В дверях соседнего кабинета торчит кривобокий, в дверях кабинета напротив – внук упавшей бабушки с распухшей рукой. Иногда по коридору со скоростью заправского спринтера пробегает медсестра. На четвертом пробеге дочь ловит ее за рукав и интересуется, когда мама получит хотя бы обезболивающее, раз уж нет врача. Медсестра привычной скороговоркой сообщает про «вас много, а я одна», и что врач вот-вот прибудет. Захлопывает дверь перед носом дочери, причитая про «тайну данных».

Голос из-за стены: Срочно! Немедленно! Анализы! Сейчас сделают ультразвук! Немедленная операция! Ждите, сейчас придет медсестра и возьмет кровь!

22:30
Шаги. Дочь снова распахивает дверь и сталкивается нос к носу со врачом. Он юн, черноволос и неоправданно весел.

Врач: «радостно» Ну что тут у вас случилось?
Дочь сообщает все тот же текст плюс «мы сидим здесь с шести часов вечера, боль не уходит, сделайте же что-нибудь!»
Врач: Ложитесь! Сейчас я вас посмотрю! А что это за язык?
Дочь: Русский. «с любопытством» А вы где учились?
Врач: В Мексике! Но мой шеф говорит по-русски! У нас много русских!
«с умным видом мнет живот больной, больная мужественно превозмогает боль, не издавая ни звука" Похоже, у вас камни! В желчном пузыре! Будем оперировать! Срочно! Но сначала возьмем кровь! А потом сделаем ультразвук! «стремительно убегает»

Через минуту его голос слышен за стеной. Можно различить слова «срочно», «операция», «анализ крови» и «ультразвук».

23.00. Влетает врач, начинает лихорадочно выдвигать ящики и искать поочередно: канюли, иглы, пластырь, спрей, перчатки. Берет кровь, в процессе у него все падает, теряется, не вставляется и не заклеивается.

Дочь: «с интересом» А почему вы сами, а не медсестра?
Врач: У нас мало медсестер! И врачей мало! А больных, наоборот, много!

Мать: Спроси, когда уже дадут чего от боли.
Дочь: «медленно и внятно по-немецки» Мама терпит боль с тех пор, как мы сюда пришли. С шести часов вечера. Когда уже ей дадут обезболивающее?!
Врач, отвлекшись от поисков пластыря: А что у вас случилось?
Дочь: «недоуменно» Все то же.
Врач: А где?
Дочь: Все там же.
Врач: А боль, что – нестерпимая? Сейчас сделаем ультразвук!

Стремительно убегает.

Дочь: «в отчаянии» А обезболивающее?!
Эхо из коридора: «Медсестра сейчас придет!»

23:50

Дочь выскакивает в коридор, с рычанием хватает за рукав пробегающую медсестру, требует обезболивания и врача. Медсестра с визгом вырывается.

Еще через десять минут в кабинет весело вкатывается мексиканский врач вместе с портативным УЗИ-аппаратом.

Врач: Ой! Не знаю, где гель!

Бросает аппарат, убегает. Приходит медсестра, меланхолично ставит капельницу с анальгином, швыряет на стол историю болезни с тремя закорючками в двух графах.

Дочь "с отчаянием": Мы ждем обезболивания уже шесть часов!
Медсестра: «агрессивно» Вас много, а я одна!

Медсестра уходит, вбегает врач с пустыми руками.

Дочь: Нашли гель?
Врач: «растерянно смотрит на свои пустые руки» Нашел! Но куда-то положил!

Быстро убегает. Еще через какое-то время. Ни мать, ни дочь на часы уже не смотрят.

Вбегает врач, прижимая к груди бутылку с гелем. Не выключая света, быстро поливает больную гелем, быстро водит зондом туда-сюда.

Врач: Ну вот! Анализы крови хорошие! Камней я не вижу! Я так и думал, это желчный пузырь! Вот, смотрите! Одна стенка утолщена! Наверно, воспалилась! Наверно, где-то есть камень! Завтра... «смотрит на часы»...сегодня прооперируем! Сейчас придет медсестра и оформит вас в палату!

Четверть второго ночи. Медсестра вручает папку с документами, в графе «диагноз» стоит: «Пациент говорит только по-русски!». Объясняет, куда идти. Мать и дочь бредут в отделение, в полвторого ночи мать плюхается в койку, дочь выползает из больницы и едет домой.

Конец.

Эпилог: через два дня мать выписывают из больницы с диагнозом «гастрит». Дома она немедленно начинает жаловаться на ту же боль.
Tags: Кому тут культурный уровень повысить?, опять муза приперлась, развлечения для, язык до Хохкеппеля доведет
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 14 comments