hohkeppel (hohkeppel) wrote,
hohkeppel
hohkeppel

Category:
  • Mood:

Многострадальная Офелия опять приходит мне на помощь

Потому что вытаскивать себя из черной дыры мне почему-то удобней всего именно так: занимаясь заведомо бессмысленным и бесполезным делом в те редкие минуты, когда я не занимаюсь делами полезными и осмысленными. Очень кстати мне эта книжка в этом году, и второй том на английском я уже осилила, да. Плюс рисую совершенно бессмысленные и бесполезные иллюстрации к этому незамысловатому произведению, зачем - тоже не знаю, низачем. Потом отдельно покажу, вдруг кто в инсте не видел. С дамами из очереди пока пауза, помимо прочего, кончились маркеры (пока я была в России, младшая извела все мои драгоценные запасы, никто не проследил), на закупку новых нет свободных средств. И нет, это не призыв "помогитилюдидобрые". Просто объясняю. А пока..

Визит

- Молодой человек, вы позорите свою профессию, - пропел Густав.

Офелия взглянула на коричневое пятно, которое утюг оставил на бумаге. Изо всех своих ежедневных обязанностей эту она считала особенно неблагодарной – отглаживать утреннюю газету. Каждое утро в холл для прислуги доставлялся тюк со свежей прессой. Лакеи должны были сложить газеты так, чтобы их было удобней читать хозяевам. И Офелия всегда умудрялась первые три-четыре экземпляра испортить. Лис добровольно взял эту ее обязанность на себя, но сегодня его не было – он получил зеленые часы и наслаждался заслуженным отдыхом. И как раз сегодня прислугу пришел проверять сам Густав, вот не повезло-то.

- Вы же понимаете, таких убытков я потерпеть не могу, - сообщил ей Густав, широко при этом улыбаясь. – Отныне газеты трогать вам запрещается. Ну а сейчас идите и принесите плоды ваших неумелых усилий мадам Беренильде сами. Языка у вас нет, так хоть смелость, надеюсь, найдется?

Густав издевательски усмехнулся и ушел торопливой семенящей походкой. Не в первый раз главный дворецкий мучал Мима. При всех своих елейных манерах Густав никогда не отказывал себе в тайном удовольствии унижать и оговаривать всех, ему подчиненных. Сам Густав отнюдь не являлся образцом для подражания – парик вечно слетает, манишка прилажена кое-как, воняет перегаром, и все же, если верить Лису, многих слуг он умудрился довести до самоубийства.

Офелия так устала, что даже не пыталась возражать. По дороге в белый будуар, в руках поднос с обугленной газетой, ей казалось – она не идет, а кое-как продирается сквозь вату. В комнате у нее постоянная сырость, в коридорах – обманчивое тепло, спать нормально не приходится – неудивительно, что она опять подхватила ангину. Болит голова, болит горло, нос, уши, глаза, и как же Офелии не хватает старого шарфа! Если бы не приходилось все песочные часы отдавать Лису, могла бы сейчас взять выходной на поболеть.

В коридоре для слуг Офелия чуть задержалась и быстро проглядела все заголовки испорченной газеты.

КАБИНЕТ МИНИСТРОВ СНОВА ПРОВЕДЕТ КОНКУРС СТИХОТВОРНЫХ ПАСКВИЛЕЙ – ЗА ПЕРО, РЕБЯТА!
«ОБЕЗГЛАВЛЕННЫЙ» ЭКИПАЖ В ПОМЕСТЬЕ ЛУННОГО СВЕТА
БОЛЬШАЯ ВЕСЕННЯЯ ОХОТА: ДРАКОНЫ ТОЧАТ КОГТИ

Как, уже весна? Быстро же пролетело время... Офелия заглянула на последнюю страницу в поисках прогноза погоды. Минус двадцать пять градусов. Столбик ртути на ковчеге, казалось, застрял на этой отметке, из месяца в месяц одно и то же. Может, потеплеет, когда солнце вернется? Впрочем, не очень-то и знать хочется, ведь с каждым днем приближается ее свадьба, назначенная на конец лета.

Беренильда так насыщенно проживала жизнь, что у Офелии совершенно не было времени на размышления о Торне. И можно быть уверенной – он о ней тоже не слишком беспокоится. «Твоя судьба меня очень волнует», его слова. Ну, даже если это и так, то волнуется он сильно издалека. Как только прибыли в поместье Лунного Света, так Торн и пропал из виду; наверное, попросту позабыл о ее существовании.

Тут у Офелии начался приступ кашля. Она дождалась, пока он пройдет, и только потом толкнула дверь из служебного коридора в белый будуар. Эта небольшая и очень женственная комнатка была одной из самых удобных и красивых во всем дворце - сплошные кружева, подушечки, все такое мягкое и бархатистое. Тут царит поэтическая иллюзия – с потолка красиво падают снежинки, не долетающие даже и до ковра.

Сегодня в белом будуаре Беренильда и семеро сестер Арчибальда собрались полюбоваться на новую коллекцию шляпок от барона Мельхиора.
- Вам потрясающе пойдет эта шляпка, - барон протянул Милочке нечто, богато украшенное листьями. – По ходу бала на ней появляются и расцветают розы, и так до самого завершающего выхода. Я назвал эту шляпку «Вечерний расцвет».

Дамы захлопали в ладоши. Типичный Мираж, величественный господин с изрядным брюшком, барон Мельхиор имел свой собственный модный салон. Иллюзорные ткани, которыми он украшал свои творения, отличались особой оригинальностью. И чем смелее барон становился, тем успешнее продавались его наряды. Говорили, что у него «золотые пальцы». Панталоны, которые меняют узор в зависимости от времени суток – конечно, от Мельхиора. Музыкальные галстуки для особых торжеств – от Мельхиора. Нижнее белье, которое исчезает с последним ударом пополудни – тоже Мельхиор.

- Мне очень нравится внутренняя оторочка тюлем, - похвалила его Беренильда. Хотя платья для нее специально шились такие, что скрывают живот, беременность становилась все заметнее. Офелия наблюдала за ней из угла будуара. Непонятно, как вдова умудрялась оставаться все такой же ослепительно прекрасной, несмотря на всевозможные излишества.

- А вы знаете толк в моде! – отвечал ей барон, подкручивая напомаженные кончики усов. – Я всегда считал, что вы другая, не такая, как остальные ваши родственники. Такой прекрасный вкус, прямо как у нас, Миражей!

- Да ладно, барон, не обижайте меня так! – мелодично смеялась Беренильда.

- О, а вот и свежие новости! – воскликнула Рада и схватила газету с подноса Офелии. Девушка элегантно опустилась в кресло и тут же нахмурилась. – Похоже, газета слишком близко познакомилась с утюгом!

- Мим, никакого перерыва у тебя сегодня не будет, - объявила Беренильда.

Офелия ничего другого от нее и не ожидала, по правде сказать. Зато тетка Розалина, которая как раз разливала чай для всей компании, аж затряслась от гнева. Уж она-то Беренильде не прощала ни одного наказания своей крестницы.

- Слушайте, о нас тут пишут! – воскликнула Рада, уткнувшись своим прелестным носиком в газетный лист. – «Парад экипажей в садах поместья Лунного Света всегда отличался от других парадов. Вчера вечером несчастная графиня Ингрид самолично смогла в этом убедиться. Возможно, она выбрала слишком пышный экипаж? Или впрягла в него слишком уж резвых коней? Во всяком случае, ни кнут, ни вожжи ей не помогли, графиня пронеслась по главной аллее со скоростью пушечного ядра, взывая о помощи». Погодите, сейчас еще смешнее будет, самое-то главное! «То ли экипаж был слишком высок, то ли ворота низковаты, а только у кареты сорвало крышу за считанные секунды, вы бы не успели даже это предложение дочитать. К счастью, дикая эта скачка закончилась благополучно, и графиня отделалась сильным испугом и парой синяков.»

- Какое прискорбное, должно быть, было зрелище! – воскликнула Мелодия.
- Если бы стать посмешищем грозило смертным приговором... – вздохнула Грация, и недоговоренное повисло в воздухе.
- Впредь будет выбирать экипажи поскромнее, - заметила Логика.
- Или не таких резвых жеребцов! – добавила Услада.

Сестры Арчибальда хохотали до слез, так что пришлось всем повытаскивать носовые платки. У Офелии голова гудела, как улей, вся эта болтовня ее изрядно утомляла. Беренильда снисходительно улыбалась дурачествам молодежи и обмахивала шею веером. – Полно, девочки, не надо так уж смеяться над бедняжкой графиней Ингрид.

- Совершенно верно, - чопорно поддержала ее Терпения. – Придержите язычки, глупышки, графиня все же наша гостья.

Сестры Арчибальда вполне соответствовали своим именам. Терпения отличалась умением всегда владеть собой; Рада всему только радовалась; Мелодия во всем видела произведение искусства; Грация ценила только внешнее; Логика радовала слушателей взвешенными суждениями; а Услада брала от жизни одни только наслаждения. Что касается малютки Милочки, она была такой милой, что даже самые мерзкие ругательства выкатывались из ее ротика подобно жемчужинам.

Сеть. Ясно, почему клан называется именно так, достаточно увидеть их всех вместе. Несмотря на разницу в возрасте и темпераменте, все сестры, казалось, сливались в одного человека. Стоило одной протянуть руку, в нее немедленно вкладывалось то, что нужно: коробочка с пудрой, или щипцы для сахара, или перчатки, безо всяких там вопросов и уточнений. Одна начинала предложение, другая совершенно естественно заканчивала. Иногда они вдруг все сразу начинали хохотать, без видимой причины. А иногда дружно заливались краской, ни с того, ни с сего ужасно смущались и теряли нить разговора. Обычно это случалось, когда Арчибальд «навещал» какую-нибудь гостью в спальне дворца.

Арчибальд...С тех пор, как ей случилось застрять в библиотеке, Офелия не могла избавиться от странного ощущения. Казалось, ей удалось услышать что-то очень важное, но поговорить ей об этом было не с кем, и уж ни в коем случае не с Беренильдой. Чем больше девушка об этом думала, тем больше ей казалось, что фаворитка устроила этот брак исключительно ради расположения Фаруха к себе самой.

- Барон, а можно взглянуть на ваши ленточки? – вкрадчиво, как всегда, попросила Милочка. Барон Мельхиор поставил на стол чашку с чаем и разулыбался так, что усы по углам рта встали почти вертикально. – Именно от вас я и ждал этой просьбы, дитя мое. Свою новую коллекцию я создавал, думая о вас.

- Обо мне? – Барон открыл саквояж, и Милочка испустила вопль восторга. На фоне черного бархата лежали цветные ленты, и на каждой трепетала крыльями бабочка. Девушка захотела примерить их все. – Принеси-ка мне большое зеркало.

Офелия от усталости пребывала в каком-то ступоре и не сразу сообразила, что приказ принести зеркало был адресован ей.

- Невежливо пользоваться чужими слугами без спросу, - Терпения тут же сделала Милочке замечание.
- Дорогуша, мои подчиненные в твоем полном распоряжении, - Беренильда с любовью погладила Милочку по голове. - Мне они сейчас все равно не нужны.
Огромное зеркало весило не меньше тонны, но Милочка оказалась такой же безжалостной, как и Беренильда. – На пол не ставить! – приказала она Офелии. – Держи вот так, по моему росту. Нет, не наклоняй, просто согни колени. Вот так, и теперь стой ровно!

Милочка отдавала распоряжения нежным голоском, будто снисходила до объяснений. Она уже прекрасно знала, как пользоваться своей красотой и очарованием – длинные, изысканно уложенные локоны, мраморная кожа, глаза как прозрачные и глубокие озера. Да только на Офелию ее чары не действовали. Ей доводилось видеть, какие истерики способна была закатить эта утонченная особа, и что изящные ее манеры на редкость быстро испарялись при малейшем препятствии на пути. Офелия искренне сочувствовала ее будущему мужу.

Пока Офелия, вооруженная зеркалом, боролась с непреодолимым позывом чихнуть, дамы непринужденно щебетали, хохотали, прихлебывали чай и примеряли шляпки.

- Мадам Беренильда, будьте любезны услать вашего слугу вон, - вдруг заявил барон Мельхиор, прикрывая нос платком. – Он беспрерывно кашляет и сопит, это крайне неприятно слушать.

Могла бы Офелия говорить, она бы барона поддержала, но Беренильде отвечать не пришлось – раздался осторожный стук в дверь. – Иди и открой, - приказала она Офелии.

У Офелии так онемели все конечности, что она была рада хоть ненадолго избавиться от зеркала. Когда же она открыла дверь, то от неожиданности даже поклониться забыла. На две головы ее выше, в черной униформе с золотыми эполетами, еще более отощавший на вид Торн с мрачным видом заводил пружину часов.

Торн вошел, не обратив на нее ни малейшего внимания. – Дамы, - вместо приветствия равнодушно бросил он в пространство. В крошечном будуаре воцарилась изумленная тишина. Беренильда перестала обмахиваться веером, тетка Розалина икнула от удивления, сестры застыли, не донеся чашек до ртов, и только Милочка молча кинулась прятаться под юбку самой старшей. Одним своим присутствием этот огромный молчаливый истукан разрушил все женственное очарование комнаты. Он был так высок, что фальшивые снежинки падали с уровня его глаз, будто рой белых мух. Первой опомнилась Беренильда.

- Где же твои манеры! – поддразнила она его, очаровательно придыхая. – Надо было заранее предупредить о приходе, ты застал нас врасплох!

Торн выбрал кресло, наименее заваленное кружевами и подушечками, и с трудом уместил в него себя и свои длиннющие ноги. – Нужно было занести кое-какие документы послу. Заодно решил узнать, как вы себя чувствуете, тетушка. Я ненадолго.

Сестры Арчибальда облегченно выдохнули все разом. Офелии же было ужасно трудно не выйти из роли и оставаться неподвижной на своем посту в углу, не имея никакой возможности заглянуть Торну в лицо. Она уже знала, что Торна здесь не любят, однако впервые сама наблюдала такое к нему отношение. Интересно, знает ли он, кто скрывается под маской Мима? И что его невеста сейчас здесь, и вынуждена молча смотреть, как сильно его тут не любят.

Торн, казалось, даже не замечал ледяной атмосферы, которая воцарилась с его прибытием. Он устроил портфель на коленях и зажег трубку, несмотря на неодобрительное демонстративное покашливание вокруг. Нахмурившись, отказался от чая, предложенного теткой Розалиной, даже и не скажешь, кто из этих двоих ухитрился презрительнее скривить рот.

- Господин казначей! – с улыбкой воскликнул барон Мельхиор. – Чрезвычайно рад вас видеть, я уже несколько месяцев жду аудиенции!

Торн ответил стальным взглядом, который, возможно, остановил бы любого другого, но не барона, который радостно потер руки, щедро унизанные кольцами. – Все мы с нетерпением ждем вашей свадьбы, господин казначей! Свадьбы надо тщательно планировать, не сомневаюсь, что это известно такому, как вы, педанту. И я готов взять на себя почетную обязанность сотворить самое прекрасное свадебное платье для вашей возлюбленной!

Офелия чуть не выдала себя приступом кашля.

- Всему свое время, - мрачно отозвался Торн.

Барон жестом заправского фокусника вытащил из своей шляпы записную книжку. – Одну минуточку. Будьте любезны, сообщите размеры вашей невесты?

В такую неловкую ситуацию Офелия еще не попадала. Ей сразу захотелось провалиться сквозь ковер.

- Меня ваше предложение не интересует, - заявил Торн голосом, не предвещавшим ничего хорошего. Щедро напомаженные усы барона опали вместе с улыбкой. Татуированные веки несколько раз моргнули, и он отложил блокнот в сторону. – Как вам угодно, господин казначей, - угрожающе сладко протянул барон. После чего закрыл ящик с лентами и сложил все шляпки в одну коробку. Офелия была уверена, что своим отказом Торн нанес барону серьезное оскорбление. – Всего хорошего! – пробормотал Мельхиор в направлении дам и исчез за дверью.

В будуаре повисла напряженная тишина. Крошка Милочка с отвращением на лице разглядывала шрамы Торна из надежного укрытия юбок старшей сестры.

- Ты опять похудел, - упрекнула его Беренильда. – Неужели на всех ваших министерских банкетах ты не находишь времени поесть?

Услада подмигнула сестрам и приблизилась к креслу Торна с озорной улыбкой. – Мы так ждем встречи с вашей заграничной невестой, господин Торн! – проворковала она. – Вы такой невозможно скрытный!

Офелия уже начала беспокоиться – что это они все время о ней говорят? Надо надеяться, не начнут сейчас ему рассказывать об их с Арчибальдом встрече? Поскольку Торн ничего не ответил, а только взглянул на часы, Услада осмелела и наклонилась к нему. – Ну расскажите же хотя бы, как она выглядит!

Торн вскинул на нее глаза хищника так внезапно, что девушка сразу перестала улыбаться. – Могу сказать только, как она не выглядит.

За безразличной маской Мима Офелия приподняла брови. Что это он имеет в виду?

- Меня ждут в казначействе, - объявил Торн, захлопывая крышку часов. Встал, и в два шага покинул будуар. Офелия разочарованно прикрыла за ним дверь. И чего приходил, неужели за такой малостью...

В будуаре как ни в чем не бывало возобновилась светская беседа. – О, мадам Беренильда! Пожалуйста, спойте вместе с нами в Весенней Опере!
- Партия прекрасной Изольды просто создана для вас!
- На спектакль придет сам лорд Фарух. И вы сможете его поприветствовать со сцены!
- Возможно, - рассеянно отвечала Беренильда, обмахиваясь веером.

Сморкаясь, Офелия задумалась – а не рассердилась ли Беренильда опять? Но все стало понятно, когда Беренильда веером указала вниз и спросила: «Что это там такое валяется на ковре?» Девушка наклонилась к ножке кресла, где сидел Торн, и подняла изящную серебряную печать.

- Это печать Казначейства, - сообщила Логика. – Ваш племянник, должно быть, очень расстроится, если ее не найдет.

Поскольку Офелия не двигалась с места, просто стояла, руки по швам, Беренильда шлепнула ее веером. – И что, - раздраженно спросила она, - так и будешь стоять столбом? Иди и верни ему печать.
Tags: развлечения для, сквозь зеркало кристель дабо
Subscribe

Posts from This Journal “сквозь зеркало кристель дабо” Tag

  • Вся Офелия по ссылке

    Не знаю, будет ли ссылка работать, но вклею ниже. Кому непременно захочется поощрить, можно либо словами, либо чаевыми на…

  • Триумфы Офелии

    Случилось невероятное. Пандемия, теракты, локдауны, общая неустроенность и раздрай в практически всех соцсетях, чуть не забыла - выборы в Америке, а…

  • Офелия злится и обижается

    Картинка, скорее, к предыдущей главе. Игральные кости Кружа по коридорам и лестницам, Офелия и Гейль сумели добраться до верхнего этажа…

  • Сквозь зеркала, миры и прочее пустяковое

    https://instagram.com/p/CBQ3JFmqexk Вопреки обыкновению, картинка сверху. Очередная глава про малютку Офелию ("сквозь зубы" да, все еще!) - под…

  • И немного легкой литературы в небрежном переводе

    Осталось три главы и эпилог, и первый том будет закончен (мной). Все предыдущее по соответствующим тэгам и если кто-то знает, где можно положить весь…

  • Офелия проникла и в новый 2020 год

    В феврале или марте, кажется, будет год, с тех пор как я начала переводить эту книжку исключительно в терапевтических и успокоительных целях.…

  • О кино и не только

    Впервые за много-много дней осталась дома одна. Случайно так получилось. Темно, льет дождь, дети в кино, муж на работе (отпуск у него, угу), а я…

  • Опять про Офелию

    Мужайтесь, первый том подходит к концу. Всего семь глав и осталось. И еще три тома, хаха. Второй у меня есть, прочитан. Третий на английском выйдет…

  • Кристель Дабо или Офелия форева

    Наверное, мои три с половиной читателя уже давно не решаются спросить, А дальше сразу две главы, извиняюсь, сначала одну пропустила, забыла…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments