hohkeppel (hohkeppel) wrote,
hohkeppel
hohkeppel

Categories:

Внезапное продолжение про Офелию, а вы думали - я забыла?

Не то что бы я внезапно вспомнила про бедную Офелию. Просто у меня впервые за долгое время появилось что-то вроде досуга, и потребность заглушить всякое разное в голове и на сердце. Офелия мне в этом здорово помогает, отвлечься. Поэтому под катом следующая глава из моего самодеятельного перевода.



Библиотека

Все последующие недели были самыми странными в жизни Офелии. Не проходило и дня – точнее, ночи, ибо в Лунной Поляне дневного света не было никогда – без Арчибальдовых затей: костюмированный бал, светский прием, импровизированная театральная постановка или еще какое экцентрическое действо собственной его выдумки. Беренильда из принципа посещала каждое из них. Она светски болтала, улыбалась, вышивала на пяльцах, играла, танцевала, а потом, за закрытой дверью своей комнаты, валилась с ног от изнеможения. Такие приступы слабости, однако, продолжались недолго: Беренильда во что бы то ни стало рвалась обратно в общество и улыбалась еще ослепительнее обычного.

- При дворе выживает сильнейший, - не раз повторяла она Офелии в те редкие минуты, когда они оставались одни. – Хоть раз проявишь слабость на людях, и назавтра все газеты напишут, как безнадежно ты сдала.

И все бы хорошо, но Офелия теперь была вынуждена жить в том же темпе, что и Беренильда. В каждой комнате Лунной Поляны имелись так называемые «служебные часы». Достаточно было перевести их стрелки на номер нужной комнаты в спальном крыле прислуги, чтобы вызвать слугу из любого места дворца. Колокольчик Банной улицы, 6 звенел в любое время суток, отчего Офелия никогда толком не отдыхала и умоталась до такой степени, что однажды задремала прямо в процессе сервировки чая.

Удовлетворить запросы Беренильды было очень непросто. Ей позарез были нужны то кубики льда, то имбирные печенья, то ментоловый табак, и чтоб ноги лежали на подставке под правильным углом, а в подушках не было перьев, и уж будь любезна, Офелия, обо всем позаботься, найди и принеси. Она подозревала, что Беренильда просто пользуется подвернувшейся возможностью ее помучить, с другой стороны, пассивная роль компаньонки, которую была вынуждена играть тетка, ее ничуть не привлекала.

И потом – иногда Арчибальд устраивал долгие посиделки ничегонеделания, когда гости должны были только сидеть и курить. На тех, кто осмеливался в это время читать или тихонько разговаривать от скуки, смотрели очень косо. Офелия всей душой бы приветствовала такие передышки, не будь она при этом обязана стоять рядом с Беренильдой по стойке смирно, вся в опиумных парах.

Однако самая насущная проблема Офелии заключалась в использовании туалета. Будучи слугой мужского полу, доступа в женский туалет она не имела. А те удобства, что предоставлялись мужчинам, не предусматривали никаких закрытых дверей. Офелии приходилось выжидать, пока она не останется там одна, а такое случалось редко.

Да и держать свои вещи в чистоте было затруднительно. Рубашки, носовые платки, штаны и чулки можно было сдать в прачечную, но вот запасного камзола у нее не было. А без камзола Офелия не была больше Мимом. Поэтому камзол она стирала сама, в рукомойнике своей комнаты, и надевала еще мокрым. От этого Офелия так часто простужалась, что даже Лис ее однажды пожалел. – Какая жалость, что тебя определили в такое сырое место, пацан! – вздохнул однажды он, когда Офелии пришлось высморкаться прямо на рабочем месте. – За дополнительные часики могу тебе устроить кое-что: поговорю с Гейль, пусть подсоединит твою комнату к центральному отоплению.

Легко сказать. За все время услужения Беренильде Офелии не удалось заработать ни единого выходного. Впрочем, надо признать, что она поколотила изрядное количество арчибальдовой посуды, а это вряд ли заслуживало поощрения. К счастью, в лице бабули Торна у Офелии обнаружился драгоценный союзник – именно от нее она получила свои первые зеленые часы, в награду за то, что принесла шаль. Офелия потом искала табакерку и наткнулась на Лиса, который как раз собирался нести травяной чай своей хозяйке, леди Клотильде. Она воспользовалась моментом и сунула ему свои чаевые.

- Поздравляю, сынок! – Лис тут же запихал часы в карман. – Я слово свое держу, поэтому слушай, вот тебе первый урок.

Глазами он незаметно указал на полицейских в коридоре. – Эти типчики здесь не просто для красоты стоят, - прошептал Лис очень тихо. – Они следят за безопасностью семьи и гостей. У каждого из них имеются белые песочные часы – билет в один конец прямиком в тюрьму! Только попробуй хоть раз потерять ключ или нарушить хоть какое мелкое правило, дружок – все, в тебя вцепятся и привет.

В тот же день Офелия раздобыла себе цепочку для ключа и повесила его на шею. Каждое утро ее проверяли, рисковать больше не хотелось.

Учитывая все обстоятельства, такая строгость представлялась ей разумной мерой. Арчибальд предлагал приют знати, которая опасалась за свою жизнь, среди них важные министры и особо приближенные к духу семьи люди, чьму положению все завидовали. Офелия уже уяснила, что тут вообще люди друг друга считали за врагов. Миражам не нравилось присутствие среди них Беренильды, но и Арчибальду вкупе с сестрами они не доверяли, даром что вручили им свои жизни. Все кругом мило улыбались, но при этом бросали двусмысленные взгляды, туманно высказывались и создавали этим довольно ядовитую атмосферу. Никто никому не доверял, а бесконечные светские развлечения служили одной цели – забыть о своих тревогах и о том, насколько велик их страх друг перед другом.

Больше всех Офелию беспокоил юный Рыцарь. Он был такой маленький, такой учтивый и такой нескладный в своих очках с толстенными линзами, что казался самим воплощением невинного детства. И все же было видно, как все его чураются и боятся, особенно Беренильда, чьего общества он как раз особенно пылко искал. Она даже в глаза ему не смотрела при разговоре.

Вскоре Офелия научилась распознавать новые лица в поместье. Многие придворные и чиновники появлялись и исчезали, будто проездом Лунную Поляну навестили. Офелия видела, как они торопливо вскакивали в лифты, где охрана была круглосуточной, в центральной галерее дворца. Возвращались они, как правило, не раньше, чем через несколько дней, а некоторые вообще никогда.

Беренильда сразу отворачивалась, если видела кого-то, кто входил в один из тех лифтов. Офелия тогда и догадалась, что ведут они в башню Фаруха. Ей было ужасно интересно, как устроено посольство, и она многое наблюдала, укрывшись в саду. Дворец казался совершенно отгороженным от остального мира местом - башни, бойницы, крыши под ночным звездным небом. И все же были лифты, которые поднимались из него куда-то далеко ввысь, в какой-то иной мир.

- Урок номер два, - сообщил Лис, когда Офелии удалось передать ему вторые заработанные ею часы. – Ты уже, наверное, заметил, что конструкция дворца довольно изменчива. Никогда не торчи во временных комнатах, если там никого, кроме тебя, нету. Матушка Хильдегарда может запросто стереть комнату вместе с людьми, учти, случаи бывали.

Офелия вздрогнула в ужасе.

Ей все еще не довелось повидать эту самую Хильдегарду, но наслушалась она о ней достаточно. Хильдегарда была архитектором из-за границы. Переехала сюда из отдаленного и малоизвестного ковчега под названием Ков-Чудо, где жители игрались с пространством как с резиночкой. Офелия, наконец, уяснила, что не иллюзии Миражей искажали внутренности поместья вопреки всем законам физики, а исключительные способности Матушки Хильдегарды. Спальни Лунной Поляны были и в самом деле самым безопасным местом – потому что каждый поворот ключа помещал их на иной уровень, то есть, как бы отделял от остального мира, полностью закрывая доступ извне.

Офелия раздобыла бумагу и карандаш, и однажды за завтраком в столовой для слуг заставила Лиса нарисовать ей план дворца. Надоело постоянно блуждать в этом совершенно абсурдном и непредсказуемом месте. Сколько еще лестниц ведет бог знает куда? И сколько еще комнат, где окна натыканы вопреки всякой логике?

- Э, ты что? Мне такое не под силу! – запротестовал Лис, запустив пятерню в рыжую гриву. – Сам попробуй нарисуй, тут комнаты такой величины, что и на лист не поместятся. А зачем тебе вообще?

Офелия карандашом постучала по небольшому коридору, устройство которого не поддавалось никаким разумным объяснениям. – Ах, это? Это вроде как компас, на карте который. Что, не видел ни разу? Тут их полно. – Он взял карандаш и начертил длинные стрелки, ведущие из него во всех направлениях. – Этот, к примеру, ведет сразу в сады на стороне каскадов, в большую столовую, в мужскую курительную и еще есть обычная дверь в служебный коридор. Главное, - закончил он, - выучить цвета на дверях. Понял?

Офелия внимательно рассмотрела рисунок, но поняла только одно – придется просто запоминать, что где, безо всякой привязки одного к другому и сторонам света. Очень хотелось узнать у Лиса, где же проживает, собственно, сама эта знаменитая матушка Хильдегарда, о которой он вечно рассказывает, но увы, немые вопросов не задают.

Все же ей многое удалось узнать от Лиса, во всяком случае, гораздо больше того, что рассказывали Торн и Беренильда. За совместными трапезами Лис рассказывал ей все больше и больше – иногда не заботясь о том, получит ли он песочные часы в награду. – Пацан, не кланяйся ты одинаково низко и герцогу, и барону, даже если они из одной семьи! Первому кланяться надо так, чтоб свои коленки увидать, а второму можно только головой кивнуть и хватит.

Офелия постепенно узнавала, как себя вести со всеми этими аристократами, она даже выучила порядок их превосходства и его многочисленные исключения. Титулы соответствовали либо местонахождению вотчин - здесь, в Небовилле или в провинциях Полюса, либо тому, как они были получены – за почетные заслуги или милостью самого Фаруха. Иногда в разных сочетаниях того и другого.

- При этом все они вопиюще безрукие! – пожаловалась Гейль. – Фальшивое солнце прилепить на фальшивые небеса – это они могут, а вот паровой котел починить – уже нет.

Офелия чуть не подавилась чечевичной похлебкой, а Лис удивленно вскинул кустистые брови. Обычно слесарша с ними не общалась, но сегодня вдруг подсела за ужином без приглашения. Подвинула Лиса, уселась на лавку, поставила локти на стол и уставилась на Офелию единственным ярко-синим глазом. Угольно-черные короткие вихры и черный монокль закрывали ей пол-лица.

- Слушай, я за тобой давно наблюдаю, и, должна сказать, интересный ты тип. Вроде по лицу не догадаешься, вроде тебе все равно, а сам-то все вынюхиваешь, узнаешь, что и как. Ты случайно не шпион какой?

Гейль так иронично протянула слово «шпион», что Офелии немного не по себе стало. Не собирается ли эта странная, резкая в обращении женщина сдать ее полиции Арчибальда?

- Ах, дорогуша, вечно ты всех в плохом подозреваешь, - вступился за нее Лис, неуверенно улыбаясь. – Пацан в жизни ничего, кроме особняка госпожи, до сих пор не видел, ясно же, что ему здесь ничего не понятно пока. И вообще, нечего встревать в наши разговоры, тебе какое дело-то?

Гейль не обращала на него не малейшего внимания. Она по-прежнему пристально наблюдала за Офелией, которая изо всех сил сохраняла невинное выражение лица и жевала свою чечевицу. – Не уверена, что это так, - наконец, пробормотала слесарша. – Любопытно мне насчет тебя. – Для пущей выразительности она шлепнула пятерней по столу и удалилась так же неожиданно, как и появилась.

- Не нравится мне это, - раздраженно признался Лис, когда Гейль исчезла из виду. – Похоже, ты ей серьезно нравишься. А я ведь так долго за ней ухлестываю, и толку.

Офелия доела свою порцию, чувствуя некоторую обеспокоенность. От Мима по роли требовалось не привлекать к себе внимания. Потом она вспомнила слова Гейль о господах. В этом мире слуги имели очень малую ценность. Они не являлись потомками Фаруха, и не обладали поэтому никакими особыми дарованиями, им приходилось работать руками, чтобы компенсировать отсутствие талантов. Есть о чем задуматься. Получается, Мираж, который способен создавать иллюзии, считается лучше тех, кто стирает ему белье или готовит еду?

Чем ближе Офелия узнавала высшее общество на Полюсе, тем меньше ей оно нравилось. Она-то надеялась встретить достойных доверия людей, но все, кого она тут видела, вели себя как большие избалованные и капризные дети....начиная с хозяина поместья. Офелия никак не могла понять, как серьезная и ответственная должность посла могла достаться такому неотесанному неряхе и интригану. Арчибальд не причесывался, почти никогда не брился, носил исключительно дырявые перчатки, сюртуки и шляпы, что ничуть не умаляло его ангельской красоты. И красотой этой он пользовался среди женщин самым наглым образом. Офелии стало понятно, почему Торн и Беренильда пытались ее уберечь от общения с послом: Арчибальд занимался исключительно тем, что увлекал дам на путь порока и адюльтера. Все без исключения гости женского пола когда-нибудь оказывались в его постели, чтобы потом он мог без зазрения совести сообщить их мужьям что-нибудь вроде: «Ах вы жирная свинья! Имейте в виду, жена ваша самая недовольная изо всех жен, которых мне выпало удовольствие узнать поближе.»

Однажды он очень ласково предупредил Хранителя печати: «Вы подозрительно сильно интересуетесь моей сестренкой Усладой. Только попробуйте хоть пальцем ее тронуть – и я наставлю вам такие развесистые рога, что их будет видно во всех ковчегах!»

- А скажите, - еще как-то раз спросил он лейтенанта полиции, - вы хоть иногда занимаетесь своими непосредственными обязанностями? Как я буквально вчера сказал вашей жене, в Небовилль может проникнуть кто угодно! Не то чтобы я был недоволен, но я то и дело натыкаюсь на самых неожиданных людей в самых неожиданных местах...

Услышав это, Офелия чуть не опрокинула поднос с пирожками прямо на платье Беренильды. Каждый день она боялась, что Арчибальд проговорится об их встрече, но до сих пор этого не случилось, тьфу не сглазить. И если вся Сеть могла знать обо всем, что происходит с отдельными ее членами, в чем, казалось, был так убежден Торн, то и сестры Арчибальда тайны не выдавали. Может, для них это не так уж и важно? Или они просто выжидают удобного момента, чтобы сунуть Беренильде записку с сообщением? Офелия постоянно чувствовала себя канатоходцем на канате.

Однако, однажды утром и ей, в свою очередь, довелось узнать один маленький секрет Арчибальда. Это случилось в те редкие минуты, когда гости еще отсыпались после пьянства предыдущей ночи, а метроном Лунной Поляны еще не успели завести по-новой. На первом этаже было пусто, только пара слуг, которые занимались уборкой, да изредка пробредет какой гость со стеклянными глазами, будто лунатик. Офелия спустилась вниз в поисках томика стихов, который Беренильда внезапно затребовала на правах объяснимой прихоти беременной женщины. Открыв дверь в библиотеку, Офелия на секунду засомневалась, в порядке ли ее очки. В ней больше не было ни розовых кресел, ни хрустальных люстр. Пахло плесенью, мебель стояла совершенно по-другому, и на полках стояли совсем другие книги. Не было никакой фривольной литературы, ни оды удовольствиям, ни романтической поэзии! Стояли одни только словари, странные энциклопедии и особо внушительное собрание научных трудов по лингвистике. Семиотика, фонетика, криптоанализ, лингвистическая типология...Что такие серьезные книги делали в доме легкомысленного повесы Арчибальда?

Офелию обуздало любопытство, и она принялась листать первую попавшуюся книгу с полки – «Времена, когда наши предки говорили на нескольких языках», да только книга чуть не полетела у нее из рук, когда за спиной раздался голос Арчибальда.

- Вдохновляющее чтение?

Офелия обернулась и с облегчением выдохнула. Вопрос был обращен не к ней. Войдя, она просто не заметила Арчибальда, который склонился над пюпитром в компании еще одного мужчины в самом конце комнаты. Очевидно, что и они ее не заметили.

- Несомненно, весьма замечательное издание, - отозвался его собеседник. – Не будь я экспертом, мог бы поклясться, что перед нами оригинал.

Он говорил с акцентом, который Офелия никогда раньше не слышала. Спрятавшись за полками, она совсем не была уверена в своем праве быть здесь, но не смогла удержаться и кинула на говорящего быстрый взгляд из своего укрытия. Незнакомец был так мал ростом, что, должно быть, стоял на скамеечке перед пюпитром.

- Не будь вы экспертом, - беспечно заметил Арчибальд, - я бы и не стал прибегать к вашим услугам.

- Где же оригинал, синьор?

- Только Фаруху известно. Давайте пока обойдемся этой копией. В первую очередь, хотелось бы знать, сможете ли вы перевести текст. Господин наш дал мне официальное задание распространить его среди всех моих родственников, но терпение его на пределе, а в моем доме живет конкурент женского полу, который может меня и опередить. Поэтому я несколько тороплюсь.

- Да ладно, - миролюбиво пропищал незнакомец, нервно рассмеявшись. – Я, возможно, один из лучших в своем деле, но не ждите от меня чудес! До сих пор никому еще не удалось расшифровать Книгу семейного духа. Что я могу вам предложить, так это статистическое изучение всех особенностей документа: сколько там знаков, как часто они встречаются, размер пробелов. Затем я смогу провести сравнительное исследование всех копий документа, которые имеются в моем распоряжении.

- И это все? Вы приехали сюда с другого конца света за мой счет, чтобы сообщить мне о том, что я и так знаю? – В тоне Арчибальда не прозвучало недовольства, но что-то неуловимое в интонации его речи, очевидно, несколько напугало собеседника.

- Прошу меня простить, синьор, но нельзя же ожидать от людей невозможного. Что можно с уверенностью сказать – чем больше сравнений мы проведем, тем более точными будут наши статистические выкладки. И тогда, возможно, в будущем нам и удастся извлечь хоть какую-то логику из хаоса этого алфавита!

- И вас мне рекомендовали как лучшего в своем деле! – разочарованно вздохнул Арчибальд. - Мы понапрасну тратим время, сударь. Позвольте мне проводить вас на выход,

Офелия спряталась за массивным мраморным бюстом, и мужчины покинули библиотеку. Как только дверь за ними закрылась, она на цыпочках прошмыгнула к пюпитру. На нем громоздилась огромная книга. Она оказалась копией книги из архива Артемиды, не отличить. Кончиками пальцев в перчатках чтицы Офелия осторожно перелистывала страницы. Такие же непонятные закорючки, та же невидимая история, та же на ощупь бумага, похожая на человеческую кожу. Эксперт был прав, копия сама по себе была шедевром.

Так значит, в других ковчегах есть такие же книги? Если верить коротышке-эксперту, у каждого семейного духа имеется такая Книга, и если верить Арчибальду, Лорд Фарух страстно желает расшифровать текст своей копии.

Офелию вдруг охватило странное предчувствие. Головоломка вдруг начала потихоньку складываться. «Конкурент женского пола», упомянутый Арчибальдом – пари держу, он говорил о Беренильде. Однако, теперь об этом думать не время и не место. Инстинкт подсказывал, что все ею услышанное, вовсе не предназначалось для ее ушей, поэтому лучше здесь не задерживаться.

Офелия устремилась к двери. Подергав за ручку, она убедилась, что заперта внутри. Огляделась в поисках окна или служебного выхода – их нет, да и не похожа эта библиотека на ту, что ей знакома. Даже камина нет. Единственный источник света – потолок, где иллюзия, довольно удачная, имитировала восход над морем.

Офелия услышала, как стучит собственное сердце, и внезапно поняла, что тишина здесь какая-то ненормальная. Через стены до нее не доносилось ни звука. В отчаянии она принялась колотить кулаками в дверь, привлекая внимание, но от ударов не было никакого толку, их не было слышно, будто колотишь в подушку.

Двойная комната.

Лис уже рассказал ей, что бывают такие комнаты, где в одном месте – два разных помещения. Только у Арчибальда был ключ, которым они отпирались поочередно. И сейчас Офелию заперли во второй копии библиотеки. Она села на стул и попыталась прояснить голову. Выломать дверь? Так она никуда не ведет. Одна ее часть здесь, другой больше нет, и как что-то сделать там, где уже ничего нет? Ждать возвращения Арчибальда? А вдруг он сюда неделями не заходит, долго же ждать придется.
- Надо найти зеркало, - решила Офелия и принялась за дело. К сожалению, в этом варианте библиотека не походила на все остальные богато украшенные комнаты поместья. Тут не было ни приятной глазу обстановки, ни эффектного освещения. Разыскать зеркало среди этих научных трудов будет нелегко. Наверняка на полках имеются карманные зеркальца, для расшифровки написанных зеркальным шрифтом текстов, но Офелии в них не пролезть. Наконец, ей удалось обнаружить серебряный поднос, на котором хранились бутылочки с тушью. Она убрала склянки и отполировала поверхность носовым платком, пока не смогла различить в ней свое собственное отражение. Поднос был узковат, но для ее целей пойдет. Она прислонила его к библиотечной стремянке. Арчибальд, наверно, заинтересуется, почему так странно стоит поднос, но другого выхода у Офелии не было.

Офелия встала перед подносом на колени и вызвала в памяти свою спальню, после чего ринулась в поднос вперед головой. Она сильно стукнулась носом, очки хрустнули, а от удара лбом раздался звук, как от гонга. Ничего не понимая, она уставилась на бесстрастное отражение лица Мима. Проход не работал?

«Путешествовать по зеркалам – значит увидеть себя самого», сказал тогда крестный. «Те, кто закрывают глаза, лгут самим себе и видят себя лучше, чем они есть, никогда не смогут пройти через зеркало».

Офелия поняла, почему зеркало не пустило ее в себя. Она же изображает из себя Мима, на ней чужое лицо. Девушка расстегнула ливрею, и увидела свое собственное отражение. Нос красный, очки погнулись от удара. Странно увидеть саму себя снова – неопределенное выражение лица, неряшливый пучок волос, плотно закрытый рот, круги под глазами. Не очень-то ухоженное лицо, но зато свое.

Зажав ливрею Мима под мышкой, Офелия была теперь готова пройти через зеркало. Она неуклюже вывалилась из зеркала в своей комнате, Банный переулок 6, и быстро напялила форму обратно. Руки тряслись как осиновые листья. В этот раз опять повезло.

Когда она, наконец, добралась до покоев Беренильды на самом последнем этаже, вдова нетерпеливо высунулась из ванны. – О господи, наконец-то! Пришлось услать Розалину на поиски тебя, и я осталась совсем без прислуги, а ведь мне нужно приводить себя в порядок! И надеюсь, ты не забыла принести книжку стихов? – она тихонько застонала, когда увидела, что в руках Мима ничего нет.

Офелия быстро проверила, одни ли они в комнате, и повернула ключ в замке. Одуряющее пение граммофона из соседней комнаты, наконец, прекратилось: Офелия и Беренильда перенеслись в другой мир.

- Зачем я вам нужна? – спросила Офелия тихим голосом. Беренильда мгновенно перестала злиться. Она вытянула свои прекрасные татуированные руки по краям ванной.
- Что ты сказала?
- Я не богата, у меня нет ни власти, ни красоты, и ваш племянник меня не любит, - перечислила Офелия. – Зачем вынуждать его на мне жениться, при том, что одно мое присутствие создает вам множество проблем?

Когда Беренильда опомнилась от первого изумления, она разразилась мелодичным смехом. Пенная вода плескалась по стенкам мраморной ванной, пока ее веселье не утихло. – Что там за трагедию ты себе придумала? Тебя выбрали волею случая, дитя мое, любая другая девушка могла оказаться на твоем месте. Перестань задавать дурацкие вопросы и помоги мне выбраться из ванны. Вода уже давно остыла!

И тогда Офелия ясно поняла – она врет, «случай» - это не то слово, которое можно использовать при дворе. Лорд Фарух ищет того, кто разгадает тайну Книги. Что, если Беренильда решила, будто ей удалось найти такого человека?
Tags: развлечения для, сквозь зеркало кристель дабо
Subscribe

Posts from This Journal “сквозь зеркало кристель дабо” Tag

  • Вся Офелия по ссылке

    Не знаю, будет ли ссылка работать, но вклею ниже. Кому непременно захочется поощрить, можно либо словами, либо чаевыми на…

  • Триумфы Офелии

    Случилось невероятное. Пандемия, теракты, локдауны, общая неустроенность и раздрай в практически всех соцсетях, чуть не забыла - выборы в Америке, а…

  • Офелия злится и обижается

    Картинка, скорее, к предыдущей главе. Игральные кости Кружа по коридорам и лестницам, Офелия и Гейль сумели добраться до верхнего этажа…

  • Сквозь зеркала, миры и прочее пустяковое

    https://instagram.com/p/CBQ3JFmqexk Вопреки обыкновению, картинка сверху. Очередная глава про малютку Офелию ("сквозь зубы" да, все еще!) - под…

  • И немного легкой литературы в небрежном переводе

    Осталось три главы и эпилог, и первый том будет закончен (мной). Все предыдущее по соответствующим тэгам и если кто-то знает, где можно положить весь…

  • Офелия проникла и в новый 2020 год

    В феврале или марте, кажется, будет год, с тех пор как я начала переводить эту книжку исключительно в терапевтических и успокоительных целях.…

  • О кино и не только

    Впервые за много-много дней осталась дома одна. Случайно так получилось. Темно, льет дождь, дети в кино, муж на работе (отпуск у него, угу), а я…

  • Опять про Офелию

    Мужайтесь, первый том подходит к концу. Всего семь глав и осталось. И еще три тома, хаха. Второй у меня есть, прочитан. Третий на английском выйдет…

  • Кристель Дабо или Офелия форева

    Наверное, мои три с половиной читателя уже давно не решаются спросить, А дальше сразу две главы, извиняюсь, сначала одну пропустила, забыла…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments