hohkeppel (hohkeppel) wrote,
hohkeppel
hohkeppel

  • Mood:

Кристель Дабо, продолжение

Между делом перевела еще одну главу. Такое же бессмысленное занятие, как и просмотр евровидения, игрыпрестолов и проч, но отвлекает от окружающей действительности очень хорошо. Действительность, в общем, тоже неплоха, стакан полуполон, я не жалуюсь. Но стоит мне перестать заниматься ерундой, как наваливается душное и сверху голос мамы, ее любимое, про то, как "платим мы за радость краткую ей безвесельем долгих дней", Женя Баратынский имел в виду любовь, но мама моя применяет этот тезис ко всем удовольствиям - их нельзя иметь, в общем. Тяжкая работа наш удел, а если вдруг она не тяжкая, или ее, ужас, нет, то совершенно непонятно, как быть - неужели перестать страдать? Впрочем, не хочу об этом, давайте лучше про Офелию.




Лис

Началось испытание второе – жизнь слуги. Что, интересно, с багажом делать? Беренильда отправилась танцевать и не дала ей ни единого указания. Бабуля и тетка Розалина затерялись в толпе. Вот и осталась Офелия стоять одна-одинешенька под звездным небом, между двумя плакучими ивами, да с багажной тележкой. Арчибальд сказал, что Беренильду устроят в его личные апартаменты, но не пойдет же Офелия с тележкой прямо во дворец, будто она у себя дома. Да и где они, те апартаменты? В положении немого лакея есть серьезный минус – ни у кого ничего не спросишь.

Она нерешительно поглядывала на слуг, которые сновали по саду с напитками, в надежде, что ее замешательство заметят и помогут, но все они довольно равнодушно от нее отворачивались.

- Эй! Ты! – к ней несся слуга в ливрее, похожей на наряд Офелии. Массивный, как кухонный буфет, и с такой огненно-рыжей шевелюрой, будто на голове костер развели. Офелия очень впечатлилась его внешностью.

- Что, прохлаждаемся? Только хозяин отвернулся, рот разинули и стоим, ага?

Он поднял здоровенную ручищу размером с выбивалку для ковров, и Офелия уже решила, что сейчас ей здорово влетит. Но нет, ее всего лишь по-дружески потрепали по спине. – Похоже, мы отлично поладим. Меня зовут Лис, и я король всех лодырей. Что, первый раз тут? Уж больно вид растерянный, жалко мне тебя стало. Иди, сынок, за мной!

Слуга схватился за тележку и легко покатил ее впереди себя, как детскую коляску. – Вообще-то я - Фостер, - с удовольствием продолжал он, - но все зовут меня Лис. Я в услужении матушки хозяина, а ты везунчик, из свиты самой мадам Беренильды. Я бы печенку свою продал, лишь бы с такой женщиной рядом быть!

Он страстно поцеловал кончики собственных пальцев и обнажил белоснежные клыки в плотоядной улыбке. Офелия шла с ним рядом и зачарованно рассматривала его совсем вблизи. Этот Лис похож на огонь в камине. На вид ему не меньше сорока, а энергии – как у юноши.

Он удивленно взглянул на Офелию сверху вниз изумрудно-зелеными глазами. – А ты не болтун, как я погляжу! Это ты меня стесняешься или всегда такой скромный?

Офелия беспомощно провела большим пальцем по губам, пытаясь изобразить крест. – Немой, что ли? – догадался Лис. – Вот же умная баба Беренильда, знает, каких слуг брать – кто лишнего не сболтнет! Надеюсь, не глухой хотя бы? Ты понял вообще, о чем я?

Офелия кивнула. Выговор у него был своеобразный, но понимать его было легче, чем Фисташку.

Лис вырулил тележкой на узкую мощеную дорожку, обрамленную двумя рядами идеально подстриженных кустов и объехал по ней и дворец, и сады. Через каменное крыльцо они попали в огромный задний двор. Фонарей тут не было, но ярко освещенные прямоугольники окон первого этажа успешно разгоняли ночную тьму. Все окна изрядно запотели, будто внутри бушевала адская жара. По всей длине стены тянулись печные трубы, из которых валил дым.

– Это кухни, - пояснил Лис. – Урок первый: никогда не заходи на кухни Лунной Поляны. То, что там у них варится, не для маленьких мальчиков вроде тебя.

Офелия поверила ему на слово. Из-за запотевших окон раздавались крики и ругань, тянуло жареной рыбой. Она рискнула заглянуть в просвет, не тронутый паром, и увидела нескончаемую процессию из серебряных супниц, корзинок с хлебом, многоярусных тортов и огромных длинных рыбин на блюдах.

- Иди же! – позвал Лис. Он уже затаскивал багажную тележку куда-то в проем черного хода. Офелия догнала его в древнем обшарпанном коридоре, там было темно и холодно. Понятно, здесь слуги и живут. Через двойную дверь справа из кухни тянулся шлейф пахучего пара. Официанты то и дело сновали через эту дверь туда-сюда, выносили дымящиеся блюда или привозили тележки, полные грязной посуды.

- Я тут с багажом тебя подожду, - сказал Лис. – А ты пойди и встань на довольствие у Папье-Маше, он ключ выдаст.

Он указал на стеклянную дверь слева, на которой висела табличка «Управляющий». Офелия замешкалась. Что это еще за ключ и зачем он ей нужен? Беренильда велела следить за вещами, негоже оставлять их совершенно постороннему человеку.

- Давай уже, иди за ключом, - торопил ее Лис.

Офелия постучала и вошла. Она не сразу увидела за письменным столом человечка с гусиным пером в руке. Он был в темном наряде, с бледным лицом, и сидел так неподвижно, что почти сливался с деревянной панелью за спиной.

- Имя? – строго спросил человечек. Ужасно морщинистый, выглядит – старше некуда. Папье-Маше? Удачная кличка, ничего не скажешь. – Имя? – повторил он снова. Офелия пошарила в карманах – куда же она сунула рекомендательное письмо от Беренильды, которое та написала специально для Мима? Нашла, протянула управляющему, тот нацепил монокль и с довольно мрачным выражением лица быстро его прочитал. Не говоря ни слова, выудил из стола домовую книгу, макнул перо в чернильницу, накорябал что-то и протянул книгу Офелии.

- Подпиши. – В конце длинного списка имен, дат и подписей красовалось новое: Мим, в услужении леди Беренильды. Офелия наспех придумала себе подпись.

Управляющий встал, обошел вокруг стола и принялся перебирать ящики с надписями «Метрдотели», «Повара», «Поварята», «Экономки», «Горничные», «Няньки», «Кастелянши», «Конюхи», «Шоферы-механики», «Садовники», «Подсобные рабочие». Открыл ящик с надписью «Лакеи» и достал наобум какой-то ключик, который и протянул Офелии. На ключе болталась бумажка с печатью, отдаленно напоминающей герб Лунной Поляны. С другой стороны бумажки имелся короткий адрес: Душевая ул, 6.

- Твоя комната, - пояснил управляющий. – Соблюдать чистоту и порядок, женщин не водить, и, главное, не держать там ничего съестного, мы только что избавились от крыс. Ключ всегда носи с собой, это твой пропуск в Лунную Поляну. Мы регулярно всех проверяем, в целях безопасности гостей хозяина. Ты обязан предъявить ключ по первому требованию, если при тебе его не окажется – отправишься в тюрьму. Добро пожаловать в Лунную Поляну. – закончил он свою речь, не меняя интонации.

Офелия покинула кабинет управляющего в легком недоумении. К ее облегчению, Лис все еще дожидался ее у багажной тележки. Но облегчение ее было недолгим – оказывается, Лис вовсю скандалил с какой-то кухаркой, чье лицо блестело от пота.

- Грубиян!
- Неумеха!
- Старый жирдяй!
- Да это же мускулы! Взяла бы и потрогала, дура!

Офелия успокаивающе похлопала Лиса по рукаву. Ей совершенно не хотелось быть свидетелем драки единственного своего провожатого с этой женщиной.

- Мускулы у него, ага! – издевательски захохотала кухарка. – Девкам своим рассказывай, они, может, и поверят. – Она театральным жестом распахнула дверь в кухню и исчезла в клубах пара.

Офелии было ужасно за него неловко, но Лис неожиданно разразился хохотом. – Да не грусти ты так, парень. Это ж моя старинная подруга! Подшучиваем друг над дружкой иногда.

Офелия вдруг поняла, почему ей необъяснимо кажется, будто Лиса она уже где-то встречала. Он же вылитый крестный, только гораздо моложе. Впрочем, нельзя ей так думать. Если дворецкий тут такой негодяй, то и остальным слугам доверять не стоит, с чего она взяла, что этот, к примеру, лучше?

- Ключ дали? – спросил Лис.

Офелия застенчиво кивнула.

- Вот и отлично. Сейчас отвезем это куда надо, потом поговорим.

Лис вкатил тележку в просторный грузовой лифт и дернул за рычаг. Остановился подъемник только на самом верхнем этаже. Они прошли через служебную комнату для горничныхи оказались в длиннющем коридоре со множеством дверей. На каждой двери висела позолоченная табличка: «Милочка», «Рада», «Услада», «Мелодия», «Логика», «Грация», «Терпения».

- А вот тут, - шепнул Лис, показывая на дверь с табличкой «Клотильда», - апартаменты моей хозяйки, она бабка хозяина. У нее сиеста сейчас, поэтому не шуми. Неохота мне раньше времени к ней на службу являться.

Офелия нахмурила лоб. Время ближе к полуночи, странно, что у нее сиеста. Хотя Арчибальд же предупреждал, мол, при дворе на Полюсе часов никто не наблюдает, день или ночь – все едино. Тут она увидела огромный лифт, прямо в середине коридора - наверное, он предназначен только для членов семьи. Чуть подальше была дверь, чью табличку прикрывала черная ткань. Лис проследил за ее взглядом и наклонился к уху. – Спальня покойных господ, родителей хозяина. Умерли много лет назад, но комнату их так и не стерли.

Стереть комнату? Офелия изо всех сил вытаращила глаза с немой просьбой объяснить, но Лис не понял. Он подкатил тележку к двери в конце коридора, там висела табличка с гравировкой «Арчибальд». Офелия вошла вслед за ним, и оказалась в вестибюле размером в два раза больше гостиной в доме Беренильды. Огромный камин розового мрамора, окна до потолка, портреты в натуральную величину, на каждой стене – полки с книгами, две хрустальные люстры, мебель изысканной работы...Определенно, у этой семейки – мания величия. Граммофон, который постоянно заводит чья-то невидимая рука, наигрывает какую-то плаксивую оперную арию.

Офелия вдруг увидела себя в зеркале и испугалась. Плоское лицо, плоская как доска грудь. Даже в образе мужчины не была она усладой для глаз. Черные волосы, белое лицо, черная ливрея, белые штаны: дагерротип, а не человек.

- Покои господина посла, - объявил Лис, указывая на дверь. – Ты всегда будешь заходить отсюда.

Он открыл выкрашенную небесно-голубой краской дверь, за ней оказался элегантный дамский будуар. Большая светлая комната, без излишних украшений. Трубы отопления, отдельно стоящая ванна, на стене – телефон, все современные удобства в распоряжении Беренильды. Арчибальд не соврал: обстановка, достойная королевы.

Офелия, однако, поразилась тому, что в комнате не было ни единого окна. – Вообще-то это гардеробная, - пояснил Лис, разгружая тележку. – Но хозяин велел добавить к ней еще одну комнату по случаю гостей.

Офелия отметила про себя: в Лунной Поляне комнаты можно стирать и добавлять новые по желанию. Она помогла Лису с багажом: чемонданы платьев, коробки с обувью, шкатулки с украшениями... – А ты, я смотрю, сноровкой не отличаешься, - ухмыльнулся Лис, когда она во второй раз полетела наземь, споткнувшись о груду коробок.

Вдвоем они разложили багаж рядом с ширмой. Офелия не успела досконально изучить все тонкости услужения господам, но твердо знала – будучи слугой мужского пола, она не имела права прикасаться к одежде своей хозяйки. Разложить ее по шкафам – задача горничных.

- Дай-ка я на ключ твой взгляну, - попросил Лис, когда они покончили с работой. – Надо же сверить часы с часами твоей хозяйки, чтоб время у вас совпадало.

Офелия начала привыкать к его непонятной речи и просто молча протянула ему ключ.

- Душевая улица, - прочитал он вслух адрес на бумажке. – Вот бедняга, Папье-Маше отвел тебе жилье рядом с туалетами! Тут у нас каждый из кожи вон лезет, лишь бы туда не попасть.

Лис перешел к камину, где стояли прекрасные каминные часы, Офелия последовала за ним. На циферблате, заметила она, не было цифр, вместо них красовались слова «зигзаг», «едва встает», «рикошет», «тупой угол»...Лис передвинул минутную стрелку туда, где было написано «душевые». На другом циферблате, поменьше, имелись ряды цифр. Лис перевел стрелку на «шесть». – Готово! Ну а теперь, как я есть добрый малый, провожу тебя до комнаты.

Тут Офелия начала подозревать, что рыжий великан взялся ей помогать вовсе не бескорыстно. Чего-то он от меня хочет в обмен на любезность, по улыбке можно догадаться. Да только ей нечего ему предложить – и как же сделать так, чтоб он это понял?

Они вернулись обратно по коридору, спустились вниз в грузовом лифте, на этот раз еще ниже, в самый подвал. Сначала Лис завел ее в прачечную и выдал Офелии комплект постельного белья; заодно взял себе чистые чулки и рубашку. Потом они миновали общественные бани, склады, камеру хранения и просторный холл для прислуги. Офелия уже совершенно не понимала, где находится, когда они, наконец, добрались до спален. Длиннющий извилистый коридор, двери с номерками, каждый коридор имеет название, будто улица. Двери хлопали, слуги сновали туда-сюда, одни валились с ног от усталости и направлялись спать, другие, очевидно, только встали, как это странно - одновременно вечер и утро. Все они выглядели раздраженными и впадали в ярость по любому пустяку – кто-то слишком громко хлопнул дверью, слишком рассеянно поздоровался, не тем взглядом посмотрел. Отовсюду несся звон колокольчиков.

Одуревшая от суматохи вокруг, нагруженная постельным бельем Офелия с трудом разбирала, что там ей говорит Лис, который быстро шагал впереди. – Спальни поделены на сектора, - объяснял он. – Кухонный персонал, садовники, горничные, лакеи. А ну поднажми, мальчуган!

Он взглянул на карманные часы и резко прибавил скорость. – Господа скоро праздновать начнут, и хозяйка моя ни за что не захочет пропустить веселье.

Когда Лис щелкнул крышкой часов, Офелия на секунду вспомнила про Торна, как он громоздился на стуле и вечно смотрел на часы. Это же совсем недавно было, а кажется – целая вечность прошла. И чего это она о нем вспомнила?

Офелия резко вернулась к действительности, когда, завернув за угол, налетела на какую-то женщину, и та одарила ее злобным взглядом. Полу-взглядом, на самом деле: на левом глазу ее красовался черный монокль. Она молча пристально осмотрела Офелию с головы до пят, без улыбки, и так внимательно, что Офелии неловко стало. Лис же склонился перед ней в поклоне.

– Приветствую, дорогуша! Чем это сейчас занимались твои нежные ручки?

Офелии тоже было интересно. Женщина была покрыта ровным слоем сажи, вся целиком. На ней была форма мастерового, темные как ночь и коротко остриженные кудряшки выбивались на лицо острыми серпами.

- Главную печь чинила, опять она полетела, - мрачно отозвалась женщина. – А это еще кто?

Она вперилась в Офелию пронзительно-голубым глазом. Лет ей было, пожалуй, не больше, чем Офелии, но она странным образом излучала авторитет и внушала к себе уважение.

- Слуга мадам Беренильды, - усмехнулся Лис, - Я даже имени его не знаю – не слишком-то парень разговорчив!

- Интересная внешность.

- Да ладно, не дразнись! Парнишка тут в первый раз, вот я его и взял под свое крыло.

- И конечно, совершенно бескорыстно? – в вопросе звучал откровенный сарказм.

- Сынок, - повернулся Лис к Офелии. – эту очаровательную брюнетку зовут Гейль, она у нас слесарь. Отопление, водопровод, трубы, вот это вот все.

- Не «у нас», - сердито проворчала Гейль. – А в услужении Матушки Хильдегарды.

- Ну, поскольку матушка Хильдегарда – архитектор Лунной Поляны, - продолжил Лис, нимало не смущаясь, - то, можно сказать, и у нас.

Слесарша не взяла протянутый ей Лисом носовой платок и просто пошла себе дальше, толкнув по дороге Офелию так, что стопка постельного белья полетела на пол.

Лис с раздраженным видом сунул носовой платок в карман. – Похоже, ты ей понравился. Но не вздумай ее лапать! Который год за ней бегаю, что за женщина.

Офелия собирала с полу белье и думала – как бы это дать ему понять, что за свою слесаршу он может быть спокоен? Что-что, а флиртовать с девушками ей точно не хочется.

- Душевая улица! – наконец через несколько коридоров объявил Лис. Они добрались до прохода, где кирпичные стены осыпались от сырости, и от зловонных испарений было нечем дышать. Офелия вставила ключ в замок номер 6. Лис зажег газовую горелку и прикрыл за ними дверь. Когда же Офелия увидела, где именно ей предстоит жить все эти месяцы, во рту у нее сразу пересохло. Грязные стены, ветхая кровать, старый медный таз для умывания, отвратительная вонь...это было ужасно.

«Соблюдайте чистоту и порядок», сказал ей управляющий. Это он пошутил так, не иначе.

- А вот это, - Лис широким жестом указал ей на доску, прибитую над кроватью, - твой новый кошмар!

На доске были развешаны колокольчики, и под каждым стояло обозначение – бальная комната, бильярдная, чайная, курительная, библиотека... Лис показал ей колокольчик с надписью «спальня». – Ты теперь соединен с личными часами своей хозяйки. Будешь спать и просыпаться вместе с ней. Что в Лунной Поляне значит – в любое время дня и ночи. Хозяину не занимать воображения по части развлечения гостей; его когда угодно осенить может.

Лис схватил стул и грузно на него уселся, жестом пригласил Офелию сесть напротив него.

– А вот теперь нам надо поговорить.

Офелия вместе со своей стопкой белья опустилась на кровать; та жалобно заскрипела и провалилась до самого полу.

- Значит так, мой безымянный друг, считай, что тебе крепко повезло. Я уже целых двадцать три года тружусь в Лунной поляне как каторжный, поэтому, как ты понимаешь, опыта мне не занимать. И человек я, в общем, неплохой, в сравнении с теми извращенцами, что тут в массе своей промышляют. Вот я тебя увидел когда – стоишь, глаза блюдцами, то сразу себе сказал: «Эх, брат Фостер, этого мальчонку первый встречный проглотит и не подавится, так помоги ж ему хоть ты, подтолкни куда надо».

Офелия моргнула, как бы поощряя его продолжать. Лис наклонился к ней, протяжно скрипя стулом, и наклонился так близко, что Офелия испугалась, не собьет ли очки. А ведь у Мима очков не имеется.

- Ну и вот что я тебе предлагаю. Я тебя обучу всему, что нужно знать в этом месте, а взамен попрошу о пустяке. – Он расстегнул камзол ливреи и извлек из внутреннего кармана маленькие песочные часы красного цвета. – Знаешь, что это такое?

Офелия отрицательно помотала головой.

- Так я и думал. Эти штуки только у нас здесь в ходу. Короче, господа их слугам в награду раздают. Песочные часы эти бывают четырех цветов: зеленые, красные, синие и желтые. Ах, желтые! – Лис закатил глаза в экстазе и сунул часы ей в руку. – Вот посмотри хорошенько.

Офелия почувствовала тяжесть в руке. Размером песочные часы были едва с большой палец, но весили изрядно, будто не песок в них, а свинцовые шарики. Сверху этикетка -«Морской курорт».

- Много куда можно попасть - объяснил Лис в ответ на ее непонимающее выражение лица. – Торговые кварталы, дамские спальни, игровые заведения, да мало ли куда! Тут как повезет, потому неизвестно, где окажешься. Однажды достались мне одни, на этикетке этак заковыристо: «Глоток свежего воздуха», а оказался я черти где - в горах, в полусгнившей хижине.

Офелия почесала нос - не очень как-то оно понятно. Она перевернула часы, но, странное дело, песок не посыпался. Лис от души расхохотался, глядя на ее недоуменное лицо, и показал на маленькое колечко, которое она и не заметила поначалу. – Можешь крутить их как хочешь, песок не посыплется, пока защелка на месте. Только не трогай ее, а то, чего доброго, достанется тебе мой честно заработанный выходной, исчезнешь куда-нибудь! Теперь вот сюда еще взгляни.

Он ткнул пальцем в золотую печать на деревянной подставке часов. «Семейная мануфактура Х-да и Ко»

- Их Матушка Хильдегарда производит, – объяснил Лис. – Если такой печати нет – грош цена штучке. Будь внимателен, парень, подделок ходит навалом, особенно здесь у нас.

Он выхватил у нее часы и аккуратно засунул обратно в карман. – Дружеский совет: не хочешь, чтоб тебя ограбили, запирай их в камере хранения или сразу используй. Был у меня приятель, он часы эти собирал и прятал, как ему казалось, в надежном месте, копил их там целых двенадцать лет. В тот день, когда его подчистую ограбили, он и повесился.

Лис встал, подставил таз под струю воды из-под крана и наполнил его. – Мне скоро на работу, я у тебя тут помоюсь, ладно?

Офелия попыталась принять осуждающий вид, но он безо всякого смущения тут же перед ней разделся. Осталась одна цепочка с ключом на шее. Трудно, оказывается, управлять чужим лицом, надо бы научиться владеть его мимикой.

- Так вот, часы эти, - продолжал Лис, расплескивая воду. – Их дают вместо выходных. Не знаю, сколько ты уже Беренильде служишь, но, думаю, работы тебе хватает. Здесь же, с этим их образом жизни, ее у тебя будет еще больше! Раньше слуги местные были так загружены, что начали огрызаться и чуть ли не бунтовать. Вот Матушка Хильдегарда и придумала это дело с песочными часами. Дай-ка мне полотенце, будь любезен!

Офелия протянула ему полотенце, стараясь не смотреть. Ей было ужасно неприятно. Незнакомый мужчина моется прямо у нее на глазах и одеваться не спешит!

- Я человек нежадный, поэтому возьму с тебя только первые десять часов, все равно какого цвета, - объявил Лис. – Все, что ты потом получишь, можешь оставлять себе.

Он отставил таз, завернулся в полотенце и принялся вытираться насухо. Рыжие бакенбарды стояли дыбом, когда Лис склонился к Офелии и протянул руку, скрепить уговор. Она же яростно потрясла головой в ответ. Ничегошеньки ей непонятно в этих сделках с песочными часами, и она категорически отказывается что-то обещать, пока не узнает обо всех условиях.

- Это что же – нос задираешь, да? Приятель, пойми – здешний народец твое заработанное загребет просто так, ты этих часов и не увидишь! А дядя Лис предлагает тебе услуги взамен – я введу тебя в курс здешней жизни, все по-честному, да и кулаки мои могут тебе хорошую службу сослужить, если что. Это же на самом деле куда больше стоит, чем та цена, что я прошу!

Он обиженно отвернулся, надел чистую рубашку и поверх нее – камзол, застегнул пуговицы. Когда же Лис снова к ней повернулся, гнев на его лице сменился широкой улыбкой.

- Вот и правильно, сынок, не доверяй кому попало. Ну давай тогда так – ты мне будешь отдавать только зеленые часы, лады?

Лис опять протянул руку для рукопожатия, но Офелия не шевельнулась, руки висят по швам. Он улыбнулся еще шире.

– А ты не так наивен, как выглядишь, пацан. Да я вовсе не пытаюсь тебя облапошить, клянусь. Зеленые самые ходовые у нас, самые дешевые. Хочешь, в двух словах все объясню?

Офелия кивнула. Хотя лучше бы Лис надел штаны, а то невыносимо уже. Рыжий великан застегнул запонки на рукавах и принял важный вид школьного учителя.

– Четыре цвета – четыре степени ценности. Зеленые, их выдают чаще всего, дают право на одну увольнительную в Небовилль: крытый рынок, опиумный салон, ярмарка, сауна...В общем, как повезет.

К великому облегчению Офелии, Лис наконец-то застегнул штаны и подвязал чулки.

– Красные уже поинтересней будут. Увольнительная на весь день куда хочешь! Не путать с зелеными, понял? Красные дают тебе право гулять где угодно на природе, в настоящем мире. Сам выбираешь, где хочется побывать, отжимаешь защелку и наслаждайся, пока весь песок не кончится. Эти я берегу на хорошую погоду!

Лис наклонился к осколку зеркала на стене. Расчесал рыжую гриву и с удовлетворением провел по мужественному и гладкому, лишенному всякой растительности подбородку. – Синие, вот эти лучше всех, - он мечтательно вздохнул. – Не каждому везет получить, придется постараться, но оно того стоит. Эти часы переносят прямиком в грезы. Всего два раза за всю жизнь мне довелось такое испытать, от одного воспоминания аж мурашки побежали.

Лис приобнял Офелию за плечи. Хорошо, что она волосы повыше заколола. Страшно представить, что бы он подумал, если б нащупал у Мима волосы там, где их нет.

– Представь себе самые яркие краски, самые сумасшедшие ароматы, самые страстные ласки, - зашептал он ей почти в самое ухо. – И все равно не поймешь, что эта иллюзия с тобой способна сделать. Высочайшее наслаждение, наслаждение такой силы, что оно почти невыносимо, а когда оно заканчивается – ты просто сходишь с ума, только о нем и думаешь.

Где –то вдалеке часы пробили полночь. Лис убрал руки и торопливо глянул на себя в зеркало.

– Короче, засада. Тебе непременно дадут один раз попробовать, за этим они следят. А потом ты принадлежишь им с потрохами, выпрашиваешь еще, в совершенно безумной надежде на то, что когда-нибудь сорвешь куш, поймаешь фортуну за хвост и получишь свой билет в рай – желтые часы. Понял теперь, сынок?

Офелия уяснила только одно: часы эти – просто ловушка.

- Ладно, так что мы решили? –завел свое Лис, встряхивая карманные часы. – Десять зеленых песочных – и я научу тебя всему, что надо знать для жизни в Лунной Поляне. Идет?

Офелия выпятила подбородок и посмотрела ему прямо в глаза. В этом мире, где она никого не знает, провожатый ей точно понадобится. Возможно, человек этот ее обманет, или даст негодный совет, но откуда ей знать, если не дать ему шанса? Если она хочет идти вперед, риск неизбежен.

На этот раз Офелия протянула руку в ответ. Лис с сердечной улыбкой раздавил ее ладонь в своей громадной ручище.

– Вот и отлично! Я тебе покажу пару приемчиков, научу чему надо, не пожалеешь. Ну а теперь пора мне идти. Полночь пробило. Мадам Клотильда нуждается в моих услугах!
Tags: Кому тут культурный уровень повысить?, и снова радость, развлечения для, сквозь зеркало кристель дабо, язык до Хохкеппеля доведет
Subscribe

Posts from This Journal “сквозь зеркало кристель дабо” Tag

  • Вся Офелия по ссылке

    Не знаю, будет ли ссылка работать, но вклею ниже. Кому непременно захочется поощрить, можно либо словами, либо чаевыми на…

  • Триумфы Офелии

    Случилось невероятное. Пандемия, теракты, локдауны, общая неустроенность и раздрай в практически всех соцсетях, чуть не забыла - выборы в Америке, а…

  • Офелия злится и обижается

    Картинка, скорее, к предыдущей главе. Игральные кости Кружа по коридорам и лестницам, Офелия и Гейль сумели добраться до верхнего этажа…

  • Сквозь зеркала, миры и прочее пустяковое

    https://instagram.com/p/CBQ3JFmqexk Вопреки обыкновению, картинка сверху. Очередная глава про малютку Офелию ("сквозь зубы" да, все еще!) - под…

  • И немного легкой литературы в небрежном переводе

    Осталось три главы и эпилог, и первый том будет закончен (мной). Все предыдущее по соответствующим тэгам и если кто-то знает, где можно положить весь…

  • Офелия проникла и в новый 2020 год

    В феврале или марте, кажется, будет год, с тех пор как я начала переводить эту книжку исключительно в терапевтических и успокоительных целях.…

  • О кино и не только

    Впервые за много-много дней осталась дома одна. Случайно так получилось. Темно, льет дождь, дети в кино, муж на работе (отпуск у него, угу), а я…

  • Опять про Офелию

    Мужайтесь, первый том подходит к концу. Всего семь глав и осталось. И еще три тома, хаха. Второй у меня есть, прочитан. Третий на английском выйдет…

  • Кристель Дабо или Офелия форева

    Наверное, мои три с половиной читателя уже давно не решаются спросить, А дальше сразу две главы, извиняюсь, сначала одну пропустила, забыла…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments