hohkeppel (hohkeppel) wrote,
hohkeppel
hohkeppel

Categories:
  • Mood:

Достигла середины первого тома и вам советую

Я не забыла про бедную Офелию, просто опять навалилось разное.



Ухо

- Сядь. Встань. Сядь...нет, не так. Мы уже сто раз это движение повторили, дитя мое, неужели так трудно запомнить?

Беренильда самолично присела на низкое кресло, естественно и грациозно выполняя каждое движение, потом с той же элегантностью поднялась.

- Вот так. Не плюхаться на сиденье, как мешок с картошкой, а гармонично опускаться подобно мелодии! Сядь. Встань. Сядь. Встань. Сядь. О боже, только не это!

Поздно, Офелия уже упала на пол, промахнувшись. От бесконечного «сядь-встань» у нее закружилась голова. – Мадам, давайте на этом закончим? – попросила она, поднимаясь. – Такое частое повторение уже ничего мне не дает.

Беренильда приподняла совершенной формы брови и с понимающей улыбкой помахала веером. – Я заметила в тебе один особенный талант, дитя мое. Ты прекрасно умеешь скрывать дерзость под маской покорности.

- И все же я не считаю себя ни дерзкой, ни покорной, - спокойно ответила Офелия.

- Беренильда, оставь ребенка в покое! Ты же видишь, она с ног валится от усталости.

Офелия с благодарностью улыбнулась бабуле, которая что-то вязала, сидя у камина. Старушка была по-черепашьи нетороплива и молчалива, но в те редкие случаи, когда вступала в беседу, она обычно высказывалась в защиту Офелии.

И в самом деле, Офелия безумно устала. Беренильде стукнуло в голову разбудить ее в четыре утра, чтобы срочно начать трудиться над ее манерами. Она заставила Офелию ходить, удерживая на голове книгу, потом послала без конца подниматься и спускаться по лестнице, пока ее не удовлетворила осанка Офелии, а теперь уже битый час они занимались исключительно искусством присаживаться в кресло.

С тех пор, как к Беренильде перестали являться гости, она посвятила себя перевоспитанию Офелии: как вести себя за столом, как выбирать платья, как подавать чай, отвечать на комплименты, выговаривать слова...она раздавала столько ценных указаний, что Офелия и половины из них запомнить не могла.

- Ладно, маман, - вздохнула Беренильда. – Сдается мне, я устала еще больше, чем наша девочка. Тяжелый труд – учить ее светским манерам.

Офелия подумала, что зря Беренильда старается – никогда не стать ей нежной, грациозной и остроумной невестой, и лучше бы она поучила ее другим, более важным вещам. Но вслух, конечно, ничего этого не сказала. Критиковать Беренильду – не самый лучший способ с ней поладить. Вопросы свои Офелия задавала Торну - конечно, только тогда, когда он оказывал ей особую милость: отрывал нос от бумаг или клал телефонную трубку, то есть редко. Изъяснялся он с ней довольно принужденным тоном, но ни разу в ответе на вопрос не отказал. С каждым днем Офелия все больше и больше узнавала о происхождении Драконов, об их обычаях, чрезвычайной обидчивости, о том, каких жестов в их присутствии лучше избегать и каких слов никогда не произносить.

Единственное, о чем ни Офелия, ни Торн никогда не говорили – это о собственной свадьбе.

- Будь добра, передай мне сигареты, дитя мое, они лежат на каминной полке. – Беренильда поглубже устроилась в кресле, рядом с окном, темным от грозы. Руки сложены на животе, который еще и не округлился, само воплощение счастливой будущей матери. Обманчивая картинка, Офелия уже знала. Беренильда понесла от господина, который больше ее не любит. И за этим прекрасным фарфоровым личиком скрывается смятенное сердце и смертельно уязвленная гордость.

По-дружески похлопав рядом с собой, Беренильда пригласила Офелию сесть рядом. – Знаю, я была с тобой чересчур уж строга в последнее время, так присядь же и отдохни подле меня.

Офелия предпочла бы выпить кружку кофе на кухне, но ничего не поделаешь – надо подчиняться прихотям хозяйки. Не успела она сесть, как Беренильда протянула ей портсигар.

– Возьми сигаретку.
- Нет, спасибо, - отказалась Офелия.
- А я говорю, возьми! Посещения курительных комнат избежать никак нельзя, ведь только там все и общаются, поэтому привыкай, тренируйся.

Офелия неохотно взяла сигарету. Видела б ее тетка Розалина, ох и влетело бы ей. Первое и последнее знакомство Офелии с табаком состоялось в ее одиннадцать лет. Всего одна затяжка из отцовской трубки - этого хватило, чтобы весь день потом мучиться тошнотой.

- Обязательно запомни, - произнесла Беренильда, наклоняя портсигар к пламени зажигалки. – Если рядом мужчина, твою сигарету должен зажечь он. Медленно вдыхай и осторожно выдыхай в воздух, вот так. Никогда не выпускай дым в лицо другого человека – это может кончиться дуэлью. Давай, попробуй, ты должна знать, как это делается.

Офелия тут же закашлялась и захлебнулась, из глаз хлынули слезы. Пальцы разжались, сигарета выпала, она едва успела ее подхватить, чуть шарф не подожгла. Нет уж, хватит, больше она такого пробовать не будет, решила Офелия про себя.

Беренильда звонко расхохоталась. – Ты вообще хоть что-то умеешь делать?

Вдруг улыбка застыла на ее губах. Офелия, все еще заходясь в кашле, проследила за ее взглядом. За раскрытыми дверями посреди коридора стоял Торн, с охапкой писем в руках. Он молча наблюдал за этой сценой. – Заходи к нам, - умильным голоском позвала его Беренильда. – Мы тут в кои-то веки веселимся!

Офелии вовсе не было так уж весело; от кашля ужасно саднили легкие. Торн выглядел как обычно – чопорный, мрачный, будто он не казначей, а помощник гробовщика.
– Работы много, - наконец, пробормотал он, и двинулся дальше по коридору своей траурной поступью.

Беренильда резко погасила окурок в пепельнице на низком столике. Этот жест выдал ее неудовольствие, да и улыбка тут же потеряла очарование. – Не узнаю своего мальчика.

Офелия тем временем пыталась успокоить шарф, который встревоженной змеей вился вокруг ее горла. Бедняга сильно напугался оброненной сигареты.

– Зато ко мне он вовсе не изменился.

Прозрачные глаза Беренильды уставились на парк, где низко висели наполненные дождем грозовые тучи. – А что ты к нему чувствуешь? – тихо спросила она. – Я обычно такие вещи прекрасно вижу по лицу, но твое прочитать совершенно невозможно.

- Да ничего не чувствую, - пожала плечами Офелия. – Я слишком мало его знаю, чтобы хоть как-то к нему относиться.

- Глупости! – возмутилась Беренильда и замахала веером так, будто умирает от жары. – Глупости, - повторила она уже более спокойно. – Вполне можно влюбиться с первого взгляда. Даже наоборот, чем меньше человека знаешь – тем сильнее любовь.

Сказала с горечью, Офелия это почувствовала, но ей-то что за дело, она не сентиментальна. – Я к вашему племяннику испытываю ровно такие же чувства, что и он ко мне.

Беренильда задумчиво посмотрела на Офелию. Белокурые кудряшки, которые обычно подпрыгивают во все стороны с каждым движением, застыли. Под ее пристальным взглядом Офелия почувствовала себя просто каким-то агнцем на заклании. И снова заболела голова. Как она не пыталась убедить себя, что это не настоящая боль, что Беренильда просто взламывает ее психику своей, болело все равно. Да за что же эта женщина ее так наказывает?

- Поступай со своим сердцем как угодно, дитя мое. Все, что от тебя требуется – выполнить свой долг и не разочаровать нас.

Нет, тут дело не в наказании, решила Офелия, сжимая кулаки под складками платья. Она просто хочет мной управлять. Ее тревожит то, что я способна самостоятельно мыслить.

Как раз в этот момент раздался звонок в дверь. Пришел гость. В душе Офелия страстно поблагодарила неизвестно кого за то, что пришел он так вовремя. Беренильда схватила колокольчик с низкого столика и позвонила слуге. Здесь в особняке везде лежали такие колокольчики, чтобы прислугу вызывать из любой комнаты.

Мгновенно появилась и присела в реверансе горничная. – Что угодно госпоже?

- Где мадам Розалина?
- В читальной комнате. Ее чрезвычайно заинтересовала коллекция марок госпожи.

Офелия порадовалась за тетку – пока в этом доме есть бумага любого вида и предназначения, тетка Розалина всегда найдет себе занятие.

- Проследи, чтобы она оттуда не выходила, пока гость не уйдет, - приказала Беренильда.

- Слушаюсь, мадам.
- И проводи ребенка в ее комнату, - добавила она, небрежно махнув рукой в направлении Офелии.
- Непременно, мадам.

Как провинившуюся девочку, Офелию заперли на два замка. Такое повторялось всякий раз, когда к Беренильде приезжали гости. Офелия привычно запаслась терпением – гостей принимать Беренильда могла долго, часами напролет.

Офелия играла с шарфом, который весело извивался по ковру, когда вдруг услышала за дверью перешептывания служанок и навострила уши.
- Это господин Арчибальд!
- Ты что, сама его видела, собственными глазами?
- Я даже приняла у него шляпу и перчатки!
- Ах! И почему это со мной такого не случается!

Офелия прижалась ухом к двери, но перешептывания уже стихли в конце коридора. Неужели тот самый Арчибальд из летнего сада? Она принялась задумчиво наматывать локоны на пальцы. Предположим, это он, и предположим, он сейчас расскажет, что встретил одну даму с Анимы прямо в гуще вечеринки у Миражей. Беренильда меня на клочки порвет своими когтями, это уж точно. А если и выживу, Торн не ответит мне больше ни на один вопрос. Во что же это мне опять удалось влипнуть?

Офелия нервно вышагивала по комнате туда-сюда. Как бы узнать, что там они обсуждают за ее спиной – нет ничего хуже неизвестности. Ей и так пришлось несладко после тогдашней вылазки, не хотелось бы теперь окончательно испортить отношения с будущей родней.

Не в силах сдержаться, Офелия заколотила в дверь, пока, наконец, ее не открыли.

– Что угодно, мисс?

Офелия облегченно вздохнула. Это была Фисташка, горничная хозяйки. Совсем юная девушка-подросток, она единственная из слуг осмеливалась более-менее свободно говорить с ней, если, конечно, Беренильды не было рядом.
- Я немножко замерзла, - сообщила ей Офелия с виноватой улыбкой. – Нельзя ли разжечь камин?

- Конечно! – Фисташка вошла, заперла дверь на замок и отодвинула каминную решетку.
- Я слышала, у мадам Беренильды важный гость? – спросила Офелия шепотом. Фисташка сунула в камин несколько поленьев и лукаво взглянула на нее через плечо. – О да! – тоже шепотом сообщила она. – Сам господин посол пожаловали! Вот уж хозяйка удивилась. – Девушка кокетливо переколола чепчик, прихорашиваясь. – Ей-богу, мисс! Такой опасный господинчик, того и гляди в постель затащит! Я слыхала, даже сама мадам не устояла!

Офелия с трудом понимала выговор служанки, недавно приехавшей из далекой деревни, но суть речи уловила. Это и вправду был ее знакомый Арчибальд. Она опустилась на колени рядом с Фисташкой, которая раздувала огонь в камине – он разгорался, сильно запахло паленой резиной. – Послушай, а нельзя ли мне хоть одним глазком посмотреть на господина посла? Никто и не заметит, обещаю!

Фисташка, в свою очередь, скорчила непонимающую рожицу. Ей тоже было трудно понимать Офелию. Когда же Офелия повторила свою просьбу медленно и внятно, девушка так побледнела, что ярко выступили все веснушки. – Нельзя! Если хозяйка узнает, что я вас без спросу выпустила, мне конец! Уж простите меня, мисс, - Фисташка вздохнула. – Ясно, что скукотища вам тут и все такое. И вы ко мне с уважением, не ругаетесь, слушаете меня, но что поделать, не могу я...правда, нельзя, и все!

Офелия поставила себя на ее место. Беренильда не прощала неповиновения. Если хоть кто-то из слуг ее предаст, повесят наверняка сразу всех. Тут Офелию осенило.

– Мне нужно зеркало. - Служанка с виноватым видом отрицательно потрясла косичками.
– Нельзя! Мадам сказала, вам нельзя...

- Большое зеркало нельзя, да. Но карманное – то можно. Я же не смогу в него влезть и исчезнуть, правда?

Фисташка поднялась с пола и отряхнула белый передник. – Это верно. Сейчас принесу тогда!

Очень скоро девушка вернулась с ручным зеркальцем, искусно вправленным в серебряную оправу, украшенную жемчугом. Офелия осторожно взяла его и села на кровать. Не самый практичный предмет, но, впрочем, сойдет для ее целей. – А где, скажи пожалуйста, мадам Беренильда принимает господина посла?

Фисташка сунула руки в карманы фартука и подбоченилась, такие позы в присутствии хозяйки она себе не позволяла. – Почетный гость, значится. Такие всегда в алой гостиной сидят.

Офелия представила себе алую гостиную, заслужившую такое название благодаря ярким восточным драпировкам. Там два зеркала, одно над камином, другое во внутренней стенке шкафчика с серебром. Вот там-то и можно хорошо спрятаться.

- Извиняюся за вопрос, но что вы с зеркалом делать-то будете? – Фисташке было очень любопытно. Офелия улыбнулась, приложила палец к губам и сняла очки. – Только чур никому не говорить, хорошо? Тебе я доверяю.

Прямо на глазах у ошеломленной Фисташки Офелия приложила зеркало к уху так, что ухо полностью туда вошло. Вышло же оно в зеркальной стенке шкафчика в алой гостиной, в другом конце особняка. И Офелия сразу узнала насмешливый голос Арчибальда, немного приглушенный стеклянными створками шкафа.

- ...лепая мадам Серафина любит окружать себя юными адонисами. Ее скромная вечеринка была изысканно декадентской, но как же ей не хватало вашего лоска! Не хватало вас самой.

Молчание. Позвякиванье хрусталя. Наверное, подливают в бокал.

– И при дворе вас тоже очень не хватает, - тут же учтиво добавил Арчибальд. Раздался голос Беренильды, но говорила она так тихо, что Офелия ничего не разобрала, даже когда заткнула себе другое ухо.

Фисташка застыла перед ней как зачарованная. – Ни в жисть не поверю – неужели мисс слышит разговор в той комнате?

Прижимая зеркало к уху на манер телефонной трубки, Офелия жестами призвала ее замолчать – как раз начал говорить Арчибальд.

- Я знаю, именно поэтому к вам сегодня и приехал. В газетах о вас пишут такое, можно себе представить - вы на смертном одре! Уж на что господин наш лорд Фарух не способен думать ни о чем, кроме собственного удовольствия, так даже и он забеспокоился о вашем состоянии.

Тишина. Наверно, Беренильда отвечает.

- Понятно, бульварные газетенки наши в массе своей врут, - продолжил голос Арчибальда, - тем более, тут замешана ревность. Но буду говорить откровенно. Вы не так уж молоды, Беренильда, роды в вашем возрасте - достаточно рискованное дело. И вы сейчас в крайне уязвимом положении. Живется вам здесь удобно, не спорю, но поместье ваше неприступной крепостью не назовешь, а слуг так легко подкупить. Уж не говоря обо всем разнообразии ядов на нашем рынке.

В этот раз в ответе Беренильды Офелии удалось разобрать «благодарю вас, но» и «мой племянник».

- Торн не может сидеть при вас день и ночь, - ласково попенял ей Арчибальд. – И я не буду врать, тут дело не только в вас. Казначейство должно открыться. Слишком уж много дел бесконечно тянутся в судах, на местах власти не могут навести порядок, нарочные курсируют туда-сюда без разрешения, средств управления не хватает, все норовят друг дружку облапошить. Не далее как вчера Совет министров обо всех этих неурядицах докладывал.

Возможно, Беренильда разозлилась и стала говорить громче, так или иначе, Офелии стало слышно ее ответы гораздо лучше. – Что ж, назначьте помощников! Мой племянник не в состоянии единолично избавить Небовилль ото всех напастей!

- Об этом мы уже говорили, Беренильда.
- Да чего же вы хотите, господин посол? Если бы я вас не знала, то подумала бы, вы пытаетесь всех от меня отвадить...или даже приехали убедить от ребенка избавиться.

Арчибальд так громко расхохотался, что Офелия вздрогнула.

– Беренильда! Неужто я для вас такой гнусный негодяй? А мне-то казалось – мы так хорошо понимаем друг друга. И к чему вдруг «господин посол»? Ведь я всегда был и останусь для вас просто Арчибальдом, разве нет?

В гостиной ненадолго замолчали, но потом Арчибальд продолжил более серьезным тоном:

- О прерывании беременности не может быть и речи. Я предлагаю совсем другое: вы переезжаете ко мне, а Торн возвращается к своим обязанностям в казначейство. Я почту своим личным долгом позаботиться и о вас, и о ребенке, которого вы носите.

Офелия изумленно вытаращила глаза. Беренильда у Арчибальда. Торн в казначействе. Так, значит, они с теткой Розалиной одни в особняке останутся?

- К сожалению, я вынуждена отклонить ваше предложение, - заявила Беренильда.

- К сожалению, я вынужден на нем настоять. Это приказ лорда Фаруха.

Последовала еще одна пауза, и Офелия легко представила себе все чувства Беренильды.

- Вы застали меня врасплох. Разрешите позвать моего племянника?

- Дорогая моя, я как раз хотел это предложить!

И снова раздались шаги Беренильды, из-за чего Офелия опять ничего не расслышала, потом знакомо зазвенел колокольчик. Беренильда что-то приказала. Арчибальд еще успел кинуть пару любезных фраз, и тут в алую гостиную вошел Торн.

- Господин посол.

Один только звук его ледяного голоса – и Офелия без труда представила себе его глаза, пронзительные, как стальной клинок. Торн ненавидел Арчибальда, это ей стало понятно сразу.

- Наш незаменимый Казначей! – воскликнул Арчибальд убийственно-ироничным тоном. – Пользуясь случаем, хочу поздравить вас с помолвкой! С нетерпением ждем встречи со счастливой избранницей.

Он, должно быть, встал, так как Офелии было его слышно с немного другой стороны. Она инстинктивно сжала в руке зеркало. Стоит ему сказать что-то не то – и у Офелии уже не будет здесь никакого покоя.

- Моя невеста прекрасно себя чувствует там, где она временно находится, - ответил Торн с подчеркнутым безразличием.

- Надо надеяться, - пробормотал Арчибальд.

И все. На эту тему он не сказал больше ничего, не намекнул даже на их встречу. Офелия ушам своим не могла поверить.

- Давайте теперь по делу, - продолжил он весело. – Господин Казначей, извольте скорейшим образом вернуться к своим обязанностям. В Небовилле царит полный беспорядок!

- Это исключено! - заявил на это Торн.
- Это приказ! – парировал Арчибальд.
- Я не подчиняюсь вашим приказам. И намерен оставаться подле тетушки до успешного разрешения ее от бремени.
- Приказ этот не мой, он исходит от самого лорда Фаруха. Он возложил ответственность за безопасность вашей тетушки лично на меня.

Последовала бесконечная пауза. Офелия так увлеклась подслушиванием беседы, что совершенно забыла про Фисташку, которая стояла перед ней и подпрыгивала от любопытства. – Что они говорят, мисс? Что говорят?

- Полагаю, у нас нет другого выбора, - наконец, сухо отозвался Торн.
- Совершенно верно, нет. Начинайте делать соответствующие распоряжения. Беренильда, вы переезжаете в Лунную Поляну сегодня вечером. В вашу честь будет задан бал! Мадам, сэр, разрешите откланяться.
Tags: Кому тут культурный уровень повысить?, и снова радость, опять муза приперлась, развлечения для, сквозь зеркало кристель дабо, язык до Хохкеппеля доведет
Subscribe

Posts from This Journal “сквозь зеркало кристель дабо” Tag

  • Вся Офелия по ссылке

    Не знаю, будет ли ссылка работать, но вклею ниже. Кому непременно захочется поощрить, можно либо словами, либо чаевыми на…

  • Триумфы Офелии

    Случилось невероятное. Пандемия, теракты, локдауны, общая неустроенность и раздрай в практически всех соцсетях, чуть не забыла - выборы в Америке, а…

  • Офелия злится и обижается

    Картинка, скорее, к предыдущей главе. Игральные кости Кружа по коридорам и лестницам, Офелия и Гейль сумели добраться до верхнего этажа…

  • Сквозь зеркала, миры и прочее пустяковое

    https://instagram.com/p/CBQ3JFmqexk Вопреки обыкновению, картинка сверху. Очередная глава про малютку Офелию ("сквозь зубы" да, все еще!) - под…

  • И немного легкой литературы в небрежном переводе

    Осталось три главы и эпилог, и первый том будет закончен (мной). Все предыдущее по соответствующим тэгам и если кто-то знает, где можно положить весь…

  • Офелия проникла и в новый 2020 год

    В феврале или марте, кажется, будет год, с тех пор как я начала переводить эту книжку исключительно в терапевтических и успокоительных целях.…

  • О кино и не только

    Впервые за много-много дней осталась дома одна. Случайно так получилось. Темно, льет дождь, дети в кино, муж на работе (отпуск у него, угу), а я…

  • Опять про Офелию

    Мужайтесь, первый том подходит к концу. Всего семь глав и осталось. И еще три тома, хаха. Второй у меня есть, прочитан. Третий на английском выйдет…

  • Кристель Дабо или Офелия форева

    Наверное, мои три с половиной читателя уже давно не решаются спросить, А дальше сразу две главы, извиняюсь, сначала одну пропустила, забыла…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments