hohkeppel (hohkeppel) wrote,
hohkeppel
hohkeppel

Category:
  • Mood:

Кристель Дабо, бесстрашная глупая Офелия и кое-какие новые персонажи

Вся в соплях, что твоя офелия, строчу я себе дальше, поздними вечерами и ранними утрами, зачем, почему, не дает ответа. Сегодня моей деятельностью заинтересовался муж. Узнав, что за блажь, тут же дал свое задание (раз у тебя столько свободного времени!) - сделай разметку интернет-страницы для лавки. Да-да, возьми и сделай, и ничего, что ты в интернет-дизайне разбираешься как свинья в апельсинах или хуже. Поэтому сейчас главу очередную выложу и поплетусь выполнять. Еще не знаю - как.



Сад

Офелия опустила глаза и пробормотала первое, что пришло в голову:

- Прислуга, господин. Я новенькая и...только что пришла на службу.

Улыбка его мгновенно исчезла, а брови высоко вздернулись. Он схватил ее за плечи и силой повлек из зеркального зала. Офелия в ужасе не знала, что и делать. Вдруг к ней пришла странная, как будто чья-то чужая мысль – молчи, не говори ни слова. Как она ни сопротивлялась, все же пришлось ей вместе с послом вернуться обратно в дымное марево города. Он все тащил и тащил ее за собой, и только когда было пройдено немало улиц и булыжных мостовых, наконец, замедлил шаг.

Остановившись, посол откинул Офелии капюшон и задумчиво провел ладонью по ее русым кудрям. Потом приподнял за подбородок и принялся внимательно рассматривать лицо в свете уличного фонаря. Офелия, в свою очередь, разглядывала его самого. Какая у него белая кожа, светлые, как лунный свет, волосы. И ярко-синие глаза. А между бровей, оказывается, вовсе не мушка, а тоже татуировка.

Он был, без сомнения, очень красив, но какой-то пугающей красотой. Дырявый цилиндр смешно хлопал от ветра, как консервная банка, но Офелия даже и не улыбнулась – такому человеку, наверное, опасно смеяться прямо в лицо.

- Ага, странный выговор, дурацкий наряд, провинциальные манеры, - перечислил посол ликующим голосом, – да это же невеста Торна! Я так и знал, что он нам голову морочит, вот же негодяй! А что мы там прячем за окулярами? – Посол осторожно сдвинул ей очки, и Офелия встретилась с ним глазами. Что он там на ее лице увидел, неизвестно, но голос его мгновенно смягчился. – Да не бойтесь, я еще никогда в жизни не обидел женщины. Какая же вы малышка! Сразу хочется начать защищать от врагов. – С этими словами посол ласково похлопал ее по макушке, как ребенка. Может, он так издевается?

- Но что за странное безрассудство! – вкрадчиво продолжал красавец. – Разгуливать одной, не снисходить до разговоров, да еще и в самое логово Миражей забраться. Так рано жить надоело?

Офелия не на шутку испугалась. Так значит, Торн и Беренильда не зря ее предупреждали? И этих людей с татуировками на глазах зовут «Миражи»? Подходящее имечко для фокусников-иллюзионистов. Но тогда непонятно, с какой стати они отдали Беренильде свое поместье, раз ненавидят Драконов и всех, кто с ними связан.

- Что же вы - язык проглотили? – поддразнил ее посол. – Боитесь меня?

Офелия отрицательно покачала головой, но не произнесла ни звука. Как же ей все-таки от него избавиться?

- Торн бы меня убил, если б узнал, что я сейчас наедине с его невестой! – злорадно заявил посол. – Какая невероятная, неслыханная удача! Что же, моя юная гостья, пойдемте, прогуляемся.

Офелия была бы рада отказаться, да только посол, не дожидаясь ответа, крепко взял ее под руку и повлек за собой. Прав был крестный. Куда ей сопротивляться мужской силе.

Они шли через еще более зловонные места. Подол платья то и дело попадал в лужи, такие черные, что они никак не могли быть просто водой.

- Вы же недавно прибыли, правда? – поинтересовался посол, разглядывая Офелию с острым и жадным интересом. – Должен признать, у вас на Аниме города гораздо красивее. Да вы и сами вскоре убедитесь, здесь у нас вся грязь - под тремя слоями позолоты.

Они сошли с тротуара, и он внезапно замолчал. И опять у Офелии появилась чья-то чужая мысль: надень капюшон. Она нерешительно взглянула на своего спутника – он подмигнул в ответ. Так значит, ей не показалось? Значит, этот человек может навязывать ей свои мысли? Нет уж, это ей и вовсе не нравится.

Посол теперь вел ее через какие-то товарные склады, где штабелями до самого потолка громоздились деревянные ящики и холщовые мешки. Несмотря на такой поздний час, везде копошились рабочие. Все они уважительно кланялись послу и не обращали на его спутницу ни малейшего внимания. С потолка свисали тусклые лампы на железных цепях, в их свете было видно, какие у рабочих изможденные и отрешенные лица. Глядя на них, Офелия, наконец, поняла, в какой же мир попала. Значит, одни отплясывают на балах и развлекаются иллюзиями, а другие – обеспечивают им красивую и беззаботную жизнь. - А я? – подумалось Офелии. – Где теперь мое место?

- Вот и пришли! – объявил посол. - И как раз вовремя! – Он указал на старинные напольные часы, которые показывали почти шесть часов утра. Как странно, такие красивые часы, а стоят посреди каких-то складов, подумала Офелия, и вдруг заметила – ведь никаких ящиков и мешков уже нет, а есть что-то вроде зала ожидания. Элегантный зеленый ковер, удобные кресла, живописные полотна на стенах. Прямо перед ней - ворота с коваными решетками, за ними – пустые шахты.

То, что они оказались здесь совершенно внезапно, безо всякого перехода, Офелию просто потрясло. Посол, заметив выражение ее лица, громко расхохотался – даже очки не могли скрыть того, что глаза у нее буквально на лоб вылезли.

- Именно об этом я и говорил – дерьмо прикрыто позолотой! Здесь все ненастоящее, куда ни глянь. Не всегда понятно, где, что и почему, но и к этому привыкаешь, уверяю вас.

Последовал тяжелый вздох. – Прикрыть нищету! Сделать вид, что ее нет! Только этим, в сущности, семейка Миражей и занимается.

Интересно, это он, значит, в знак протеста одевается как бродяга?

Как только часы пробили шесть, раздалось монотонное жужжание, и за одной из решеток появилась кабина лифта. Дверь открыл мальчик-лифтер. Офелия впервые видела такой роскошный лифт. Стены обиты мягким бархатом, из проигрывателя звучит приглушенная музыка.

Но ни одного зеркала, увы.

- В летний сад кто-нибудь поднимался? – спросил посол у лифтера. – Нет, господин, - отвечал мальчик, - Сад из моды-то вышел, теперь все в курительные комнаты хочут.

- Отлично. Вези нас в сад и проследи, чтобы никто не мешал. – Посол сунул в руку лифтеру какую-то штуку, отчего мальчик весь просиял. – Слушаю, сэр!
Офелия ничего не могла поделать, все происходило помимо ее воли. Пока лифтер управлялся с рычагами, и лифт плавно поднимался вверх, она раздумывала, как же ей все-таки отвязаться от этого типа. Подъем по этажам Небовилля казался бесконечным. Девушка принялась считать этажи про себя – восемнадцатый, девятнадцатый, двадцатый, двадцать первый... Этажи никак не кончались, и каждый последующий уносил ее от особняка Беренильды все дальше.

- Летний сад! – внезапно объявил лифтер, и лифт остановился. Дверь открылась. В кабину хлынул яркий солнечный свет. Посол вывел ее из лифта, прикрыл за собой ворота и лифт двинулся дальше наверх. Офелия руками прикрыла глаза от солнца – даже в темных очках ее совершенно ослепили все эти цвета. Вокруг них - бесконечное маковое поле, алый ковер слегка колышется под бирюзовым небом. Оглушающе звенят цикады. Удушающая жара. Офелия обернулась. Две шахты лифта никуда не делись, вмонтированы в стену, которая вопреки всякой логике стоит прямо посреди маков.

- Ну вот, здесь можно поговорить без помех, - заявил посол, раскручивая цилиндр на пальце.
– Мне нечего вам сказать, - предупредила Офелия. Красавец расплылся в улыбке. Глаза у него были еще ярче, чем небо у них над головой. – Вы меня удивляете, барышня! Ведь я вас только что спас от почти неминуемой гибели. Могли бы для начала меня и поблагодарить!

Поблагодарить? За что? За то, что не дал ей исчезнуть через зеркало? Офелии стало жарко, она скинула капюшон и расстегнула накидку, но ее спутник немедленно шлепнул ее по руке, как расшалившегося ребенка. – Не вздумайте тут раздеваться, простудитесь! Солнце здесь такое же фальшивое, как и голубые небеса, все эти маки и пение цикад.

Он поднял над ней полу плаща так, чтобы она оказалась в тени, и они двинулись дальше. – Итак, скажите мне, невеста Торна, как вас зовут?

- Это недоразумение, - робко прошептала Офелия. - Я не та, за кого вы меня принимаете.

Он покачал головой. – О нет, не думаю. Я все-таки посол, и могу распознать иностранца по одному только акценту. Вы явно из потомков Артемиды. А вот это...- посол осторожно прикоснулся к ее запястью, – готов поспорить, перчатки чтицы.

Все это он сказал без малейшего северного акцента. Что ж, надо признать, человек знает, о чем говорит.

- К тому же, в вас безошибочно угадывается провинциалка, - въедливо продолжал посол. – Нет ни врожденного аристократизма придворной дамы, ни плебейства, присущего прислуге. Должен признать, это восхитительно и необычно.

Он вдруг поцеловал ей руку и сверкнул озорной улыбкой. – Я Арчибальд. Так как же зовут вас, невеста Торна?

Офелия отдернула руку и задумчиво провела пальцами по зарослям маков. От ее прикосновения полетели на землю несколько алых лепестков. Иллюзия ничем не отличалась от реальности, даже лучше, чем парк Беренильды. – Меня зовут Дениз. И, к вашему сведению, я замужем, за человеком с моей родины. Здесь я только в гостях. Как я уже сказала, вы принимаете меня за другую женщину.

Улыбка Арчибальда на секунду скисла. Офелия мысленно поздравила себя – как это она удачно придумала. То, что она и в самом деле с Анимы – пришлось признать, да, но ведь необязательно сразу - невеста Торна. Главное теперь – убедить в этом собеседника. Она, похоже, и так натворила глупостей, но, будем надеяться, хуже не будет. Оба молчали, Арчибальд внимательно изучал бесстрастное лицо Офелии, будто хотел увидеть, что там творится у нее внутри. А вдруг он мысли читает? Офелия на всякий случай принялась повторять про себя детские стишки.

- Хм, так мы, значит, мадам? Не мадмуазель? – задумчиво произнес Арчибальд. – И кем же вы приходитесь невесте Торна?

- Она моя близкая родственница, кузина. Мне хотелось посмотреть, куда это она выходит замуж.

Арчибальд испустил глубокий вздох. – Признаться, я слегка разочарован. Было бы куда интереснее оказаться наедине с невестой Торна.

- Но почему? – не поняла Офелия.

– Чтобы ее обесчестить, конечно.

Офелия глупо заморгала. Чего-чего, но такого откровения она никак не ожидала услышать. – Так вы собирались силой овладеть моей кузиной прямо здесь, в высокой траве сада?

Арчибальд немедленно принял оскорбленный вид. – За кого это вы меня принимаете? Убить мужчину – могу, спокойно, но на женщин я руки не поднимаю! Да я бы ее просто соблазнил, вот и все!

Офелию так поразило нахальство посла, что она даже не смогла на него рассердиться. Такая честность и впрямь подкупает. Тут она зацепилась носком ботинка за траву и чуть не рухнула лицом вниз, хорошо, что Арчибальд подхватил. – Осторожнее, скользкая мостовая. Булыжников не видно, поэтому можно и упасть.

- А если бы вам не удалось мою кузину соблазнить? И она бы вам отказала? – настаивала Офелия. – Что тогда?

Он пожал плечами. – Не знаю, такого со мной еще никогда не случалось.

- Вы положительно не страдаете от неуверенности в себе.

Арчибальд хищно улыбнулся. – А вы вообще-то знаете, за кого ваша кузина замуж собралась? Да она мне сама на шею кинется, вот увидите. Давайте-ка присядем, - предложил он, не дожидаясь ответа. - Я умираю от жажды.

Посол схватил Офелию за талию и посадил на край колодца, легко, как пушинку. Раскрутил ворот, вытянул ведро. – Так он настоящий? – несказанно удивилась Офелия.

- Колодец-то? Конечно. Попробуйте, какая холодная вода! – он брызнул ей на запястье, в просвет на перчатке попало несколько ледяных капель. Как это они умудрились прорыть настоящий колодец между всеми этими этажами Небовилля? Разве иллюзии могут искажать пространство?

Солнце грело, Офелия наслаждалась запахом раскаленной травы и ждала, когда Арчибальд напьется. Хоть тут повезло, на болтуна напала. Вода стекала по его чисто выбритому подбородку. Яркий дневной свет подчеркивал гладкость кожи. А ведь он моложе, чем ей показалось в свете уличных фонарей.

Офелия продолжала с любопытством его рассматривать. Арчибальд, бесспорно, хорош собой, но лично на нее его чары не действуют. Впрочем, на нее вообще никакие мужские чары не действуют. Однажды она взяла почитать у сестры какой-то любовный роман. Все эти страсти-мордасти нисколько ее не заинтересовали, скукотища. С ней что-то не так? Неужели она такой и останется?

Арчибальд вытер рот дырявым носовым платком – у него все было дырявое: шляпа, фрак, митенки. – И все равно непонятно, как наша хрупкая гостья с Анимы в такой поздний час и совершенно одна оказалась на балу у Миражей!

- Я заблудилась, - честно призналась Офелия. Когда не умеешь врать, стоит хотя бы иногда придерживаться правды.

- Да что вы говорите! – радостно воскликнул Арчибальд, присаживаясь на край колодца рядом с ней. – Будучи истинным джентльменом, спрошу: и куда же мне выпадет честь вас доставить?

Офелия молча уставилась на носки собственных заляпанных грязью ботинок, которые торчали из-под платья. – А почему, скажите мне, сударь, вы собирались соблазнить мою кузину до свадьбы?

Арчибальд повернул свой точеный профиль к небу. – Лишить девственности невесту какого-нибудь придворного - лучшее лекарство от скуки, скажу я вам. А уж если это невеста Торна, дорогая моя Дениз - вы себе и представить не можете, какое это будет наслаждение! Казначея ненавидят решительно все, да и сам Казначей всех ненавидит. Поэтому если его крошка-невеста попадет в чьи-нибудь другие лапы – не завидую я ее судьбе. Лично знаю людей, которые без зазрения совести сведут счеты с Торном каким угодно способом.

При этом он так подмигнул, что у Офелии мурашки по спине побежали. Офелия сунула в рот перчатку и принялась жевать шов. Есть люди, которые грызут ногти, когда волнуются, у Офелии для этой цели служили перчатки. «Такие, как ты, не созданы для жизни на Полюсе», вспомнилось ей предостережение Торна еще в дирижабле. Что ж, теперь ясно, что он имел в виду.

Арчибальд лихим щелчком сбил свой цилиндр набок. – Он нас хорошо знает, этот негодяй, - усмехнулся он. – Наша милая Беренильда давно распустила слух, дескать, невеста раньше дня свадьбы и не прибудет. Но, раз вы уже здесь, можно догадаться, что это не так. А давайте, вы нас познакомите?

Офелии вспомнились лица рабочих всего неколько этажей ниже, их пустые глаза, согбенные плечи, все эти ящики, которые они таскают на себе день и ночь, изо дня в день, пока не умрут. Она несколько раз моргнула, чтобы стекла очков стали совершенно прозрачными, и смело взглянула Арчибальду прямо в глаза. – Неужели, сэр, вы так страдаете от безделья? Какая у вас, должно быть, пустая жизнь!

Арчибальд, казалось, потерял дар речи. Он только беззвучно открывал и закрывал рот.
– Лекарство от скуки? – строго продолжала Офелия, - Обесчестить юную девушку, даже с риском пожертвовать дипломатическими отношениями – вас это забавляет, господин посол? Если так, то вы профессионально непригодны и не заслуживаете своего положения и должности!

Улыбочка Арчибальда исчезла, казалось, навсегда. Он во все глаза смотрел на нее так, будто только сейчас по-настоящему увидел. – Давненько мне не встречалась женщина, способная выражаться с такой прямотой! – наконец, заявил он в полном недоумении. – И я даже не знаю, отталкивает это меня или, наоборот, привлекает.

- Вы и сами довольно искренни, - прошептала Офелия, не отрывая глаз от одинокого мака между камней мостовой. – Я предупрежу кузину о ваших намерениях. И еще раз повторю свой совет не покидать Аниму до самой свадьбы, как это и планировалось.

Не самое вдохновенное вранье, но лучше у нее и не получится.

- Хорошо, и все же, дорогая Дениз, что вы-то тут делаете так далеко от дома? – елейным голосом спросил Арчибальд.

- Я же сказала, приехала ознакомиться с обычаями страны. – Тут Офелии не пришлось особо лицедействовать, это тоже было правдой. Поэтому она могла смотреть Арчибальду в глаза открыто и честно. – А татуировка у вас на лбу – это знак вашего клана?

- Угадали.

- Означает ли она, что вы способны проникнуть в мысли другого человека и навязать ему свои? – с тревогой продолжила она.

Арчибальд расхохотался. – Слава богу, нет! Жизнь была бы невыносимо скучной, читай я женщин как раскрытую книгу. Скорее, наоборот – это я могу дать вам доступ к моим мыслям, если захочу. Эта татуировка – он постучал себя по лбу – гарантия той самой прозрачности, коей так сильно не хватает нашему обществу. Мы всегда говорим то, что думаем, и молчим, когда не врать невозможно.

Офелия поверила. Она и сама в этом убедилась. – Мы не такие ядовитые, как семейство Миражей, и не такие агрессивные, как Драконы, - продолжал Арчибальд, входя во вкус. – Вся наша семья служит на дипломатическом поприще. Мы своего рода буфер между двумя разрушительными силами.

Оба замолчали и задумались, тишину нарушал лишь стрекот цикад.

- Мне и в самом деле пора домой, - прошептала Офелия. Арчибальд помедлил с ответом, потом прихлопнул цилиндр – тот сложился и тут же распрямился, как пружина. Посол спрыгнул на землю, галантно подал Офелии руку и присовокупил с умильнейшей улыбкой, - Как все-таки жаль, что вы не невеста Торна!

- Это почему же? – встревожилась она.

- Я был бы ужасно рад такой новой соседке! – при этом он ласково потрепал ее по голове, как ребенка. Они срезали путь через поля и вскоре вернулись к лифтам. Арчибальд извлек часы из кармана. – Придется подождать, но лифт скоро спустится. Желаете ли, чтобы я сопроводил вас дальше?

- Нет, спасибо, сударь, не нужно, - она постаралась как можно любезней отклонить предложение. Арчибальд снял цилиндр и принялся щелкать его крышкой вверх-вниз.
– Как вам угодно, крошка Дениз, но все же постарайтесь быть поосторожней. Небовилль не очень подходящее место для одиноких прогулок женщины, и неважно, замужем она или нет.

Офелия нагнулась и подобрала маковый цветок. Покрутила между пальцами пушистый стебелек, он казался таким настоящим. – Честно говоря, я не ожидала встретить хоть кого-нибудь на улицах в такой поздний час. Просто хотела подышать воздухом.

- Ах, но вы же не у себя в горах, где день и ночь еще имеют для людей какое-то значение! Мы тут в любое время суток готовы танцевать, злословить и плести интриги. В вихре светской жизни никто часов не наблюдает!

Офелия оторвала стебелек и сложила лепестки мака в виде крошечной куколки в алом платье. Этому научила ее Агата, когда обе они еще были детьми. – И такая жизнь вам по душе?

Арчибальд склонился к ней и потянул куколку из ее рук с выражением насмешливого любопытства. – Нет, но другой жизни я не знаю. Крошка Дениз, позвольте дать один совет. И передайте его своей кузине лично от меня.

Офелия вопросительно на него взглянула.

- Пусть она никогда, слышите – никогда не попадается на глаза лорду нашему Фаруху. Он своенравен и непредсказуем – и вполне способен ее погубить.

Все это Арчибальд сообщил с такой серьезной миной, что Офелия не на шутку испугалась – что это за дух семьи, которому его собственные потомки настолько не доверяют?

- Лучше скажите, сударь, с кем же моя кузина может водиться, не опасаясь за свою жизнь и добродетель?

Арчибальд одобрительно закивал, сверкая блестящими, как хрусталь, глазами. – Отлично! Вы наконец-то поняли, как все устроено в нашем мире.

Металлическое позвякивание возвестило, что лифт приближается. Арчибальд натянул Офелии на голову капюшон, открыл воротца и мягко втолкнул ее в плюшевые внутренности. На этот раз лифтером был старик - морщинистый, трясущийся и сгорбленный, на вид не меньше ста лет. Как не стыдно заставлять такого пожилого человека работать, подумала Офелия.

- Отвези даму вниз, в склады, - приказал Арчибальд.
- А сами здесь остаетесь? – удивилась Офелия.

Посол склонился в поклоне и приподнял хлопающий на ветру цилиндр в знак прощания. – О, будучи небожителем, я возвращаюсь на свой Олимп. Поеду в другом лифте. Прощайте, дорогая Дениз, берегите себя...Ах, и последнее предостережение!

Он постучал себе по лбу в том месте, где красовалась татуировка, широко и дерзко улыбнулся.

– Посоветуйте кузине не разбалтывать все свои секреты тем, кто носит такую отметку. Однажды это может обернуться против нее.

Дверцы лифта закрылись, Офелия глубоко задумалась.
,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,

https://instagram.com/p/BvTLIT6D7yO


archibald
Tags: Кому тут культурный уровень повысить?, и снова радость, опять муза приперлась, прекрасное, сквозь зеркало кристель дабо, язык до Хохкеппеля доведет
Subscribe

  • Понедельник, 22 марта 2021 года

    Наконец-то передышка. Старшая дочь дома на больничном, внуки тоже дома с мамой, ибо снова закрылись детсады и школы, ей физически получше, хотя…

  • Минутка мировой славы

    Решилась, поделюсь ссылкой на дружественный журнал. Там мне задавали умные вопросы, а я блеяла в ответ чего-то там.…

  • Над пропастью во лжи

    Меланхолично слушала радио в машине, что еще в машине делать, когда ехать долго, а ничего, кроме радио и мотора в моем старинном автомобиле не…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments