hohkeppel (hohkeppel) wrote,
hohkeppel
hohkeppel

Category:
  • Mood:

Кристель, Офелия и разные прочие зеркала, глава очередная, том все еще первый

Я не умею сочинять. И знаю, почему - придуманные герои рано или поздно начинают вести себя безобразно, действовать на нервы, поступать как им заблагорассудится, а я этого я потерпеть никак не могу, у меня для этого есть дети, внуки и другие родственники. Зачем мне еще выдуманные персонажи. Вот поэтому читайте то, что понаписала вам Кристель.



Побег

«Дорогие мама и папа»...

Гусиное перо надолго зависло над листом бумаги. Офелия понятия не имела, что же писать дальше. Нет, не может она говорить о самом сокровенном, ни словами, ни письмом, нет у нее такого таланта.

Офелия задумчиво поглядела на каминное пламя. Она удобно устроилась на меховом коврике в гостиной, приладив письменные приборы на скамеечке для ног. Рядом уютным клубком свернулся шарф, как огромная трехцветная змея.

Офелия вернулась к письму, сняла с листа бумаги упавший туда волос. Особенно трудно писать родителям. Мать ее была женщина яркая, заметная, при этом поглощенная сама собою так, что ни для кого другого места уже не оставалось: вечно она что-то говорила, требовала, размахивала руками и никого при этом не слушала. Отец был ее вечной тенью, тот неизменно, хотя и неохотно, с ней во всем соглашался - как правило, не отрывая глаз от собственных ботинок.

При этом Офелия хорошо знала, что бы матери хотелось в ее письме прочитать: сначала пускай ее долго и горячо благодарят, а потом - последние светские сплетни, которые она бы без устали всей родне рассказывала. Офелия, однако, не собиралась писать ни того, ни другого. Благодарить за то, что услали ее на край света, на ковчег с такими жестокими порядками? Вот еще. А светских новостей она никаких и не знает, да и наплевать ей на них, в сущности, у нее другие заботы.

Подумав, Офелия начала письмо с обычных вопросов: «Как вы поживаете? Заменил ли меня кто-нибудь в музее? Выходит ли крестный хоть иногда из своих архивов? Хорошо ли учатся сестрички? С кем теперь делит комнату Гектор?»

На последнем вопросе Офелии ужасно взгрустнулось. Она обожала младшего брата, одна только мысль о том, что Гектор теперь вырастет без нее, и она станет ему далекой и чужой, была невыносимой. Все, пожалуй, хватит спрашивать.

Офелия обмакнула перо в чернильницу и снова задумалась. Может, написать им о женихе, да о том, как между ними все складывается? Хотя на самом-то деле она понятия не имеет, что он за человек. Плохо воспитанный чурбан? Важный чиновник? Хладнокровный убийца? Человек долга? Бастард и позор семьи самим фактом рождения? Такая вот многогранная личность, только вот за которую грань она замуж выходит– неизвестно.

«Мы прибыли вчера, путешествие прошло хорошо», медленно вывела она. И, в общем, не соврала. Просто умолчала довольно много: предостережения Торна в дирижабле, их заключение в поместье Беренильды, смертельная вражда между кланами.

И еще вот дверь, через которую они вчера прибыли. Офелия ее нашла и убедилась - дверь заперта. Она попросила у слуги ключ, но тот сообщил, что ключ ей выдавать запрещено. И, невзирая на все любезности и поклоны персонала, а также безупречные манеры леди Беренильды, Офелия чувствовала себя здесь как в тюрьме...но об этом точно писать не стоит.

- Готово! – объявила тетка Розалина.

Офелия обернулась. Тетка сидела за письменным столиком, прямая как кочерга. Она вернула перо в бронзовую чернильницу и аккуратно сложила все три мелко исписанные страницы. – Вы уже написали? Так быстро? – изумилась Офелия. – Конечно. У меня было время хорошенько подумать, целый день и целая ночь – и не сомневайся, теперь-то Мудрейшие все узнают, обо всех этих интригах.

Перо Офелии зависло над страницей, и прямо в середине предложения появилась жирная клякса. Она крепко прижала к ней промокательный пресс и медленно поднялась. На полке бодро тикали каминные часы. Уже девять вечера, а ни от Беренильды, ни от Торна никаких вестей. За окном темно, парка не разглядеть, зато комната так хорошо освещена, что в оконном стекле, как в зеркале, отражается вся гостиная.

- Боюсь, что письмо ваше, тетушка, дальше Полюса не уйдет.
- Почему это ты так думаешь? – ужаснулась тетка.

Офелия прижала палец к губам, мол, потише. Подошла к столу, покрутила в руках конверт. – Вы же помните, что леди Беренильда вчера сказала? – прошептала она. – Торн, дескать, позаботится о пересылке. Я не настолько наивна, чтобы верить в тайну переписки, наверняка же он прочитает, о чем мы написали. И не допустит, чтобы планы его были нарушены.

Тетка Розалина резко поднялась из-за стола и не без удивления взглянула на Офелию сверху вниз. В свете лампы ее лицо было еще желтее обычного. – Так значит, полагаться нам не на кого, это ты мне хочешь сказать?

Офелия кивнула. Да, в этом она была совершенно убеждена. Никто за ними не приедет и отсюда не заберет, Мудрейшие не отступятся от своего решения. Значит, придется самим о себе позаботиться, как бы ни было трудно.

- И тебя что – совсем ничего не пугает? – поинтересовалась крестная, полуприкрыв глаза, будто старая кошка.

Офелия подула на очки и протерла стекла рукавом. – Немножко пугает, - призналась она. – Особенно то, о чем нам не говорят.

Тетка Розалина поджала губы, но ее лошадиная челюсть все равно воинственно выдавалась вперед. Она опустила взгляд на письмо, немного подумала, потом порвала его надвое, и села обратно за стол. – Ну хорошо, - вздохнула крестная и снова взялась за перо. – Я постараюсь иносказательно, хотя такой стиль мне очень нелегко дается.

Когда Офелия вернулась к своей скамеечке, тетка сухо заметила, - Я всегда думала, ты похожа на отца – ни характера, ни силы воли. Но сейчас-то я вижу, как сильно в тебе ошибалась, дорогая моя племянница.

Офелия долго рассматривала кляксу. Неизвестно почему, но эти слова тетки здорово подняли ей настроение. «Я очень рада, что со мной здесь тетя Розалина», написала она в письме.

- Вот и ночь пришла, - сообщила крестная, неодобрительно глядя в окно. – А хозяева так и не вернулись! Надеюсь, они о нас не забыли совсем. Старушка, конечно, мила, но довольно-таки слабоумна.

- Им приходится подчиняться требованиям двора, - пожала плечами Офелия. Об игре в крокет, куда уехала Беренильда, она решила тетке не сообщать. Крестная могла впасть в ярость отттого, что им предпочли какие-то детские забавы.

- Двор! – прошептала Розалина, исступленно царапая пером по бумаге. – Слишком мягкое слово, оно вовсе не подходит для описания того зловещего балагана, где человека могут пырнуть кинжалом из подворотни. И даже очень хорошо, что мы сидим здесь, подальше от этих придворных сумасшедших.

Офелия нахмурилась, одной рукой поглаживая шарф. Тут она с теткой не согласна. Ей очень не нравилось то, что она теперь не может ходить, куда захочет. Так оно и бывает - сначала запрут в клетку якобы в целях твоей собственной безопасности, а там, глядишь, устроят из клетки самую настоящую тюрьму. И будешь сидеть взаперти дома, рожать мужу детей и ничем больше не заниматься, а уж этого ей, Офелии, совершенно не хочется.

- Вам чего-нибудь принести, дорогие мои?

Офелия и Розалина оторвались от своего занятия. Бабушка Торна открыла двери так тихо, что они и не услыхали, как она вошла. Старушка очень напоминала черепаху – горбатая спина, складчатая шея, медленные движения и сморщенное в улыбке лицо.

- Нет, спасибо, мадам, - громко и четко выговаривая каждое слово, ответила ей тетка Розалина. – Вы очень добры.

И Розалина, и Офелия заметили, что не только им тяжело понимать речь своих хозяев из-за северного акцента – их самих, в свою очередь, собеседники тоже понимали с трудом. Иногда, когда они говорили слишком быстро, бабушка Торна их не понимала вообще.

- Моя дочь только что говорила со мной по телефону, - объявила старушка. – Просит передать свои извинения, вынуждена задержаться. Вернется завтра утром, к полудню. – Пожилая дама неодобрительно затрясла головой. – Лично я не поклонница такой бурной светской жизни, но моя дочь считает, что обязана постоянно бывать в свете. Это, мне кажется, перебор....

Офелия уловила в ее голосе нотки тревоги. Не опасно ли для Беренильды так часто бывать при дворе? – А ваш внук? – поинтересовалась она. – Когда он вернется?

Офелии вовсе не хотелось так уж срочно его видеть, поэтому ответ старухи ее только успокоил.

- Ах, он у нас такой серьезный мальчик! Вечно занят, вечно смотрит на часы, вечно куда-то бежит. Даже и покушать не успевает! Боюсь, ты не часто будешь его видеть.

- Нам нужно передать ему письма для отправки. – сообщила тетка Розалина. – И еще нужен адрес, чтобы наша семья знала, куда слать ответ.

Бабуля так энергично закивала, что Офелия испугалась – еще провалится головой в плечи, как настоящая черепаха.

На следующий день Беренильда вернулась гораздо позже полудня. Она сразу изнеможденно рухнула в кресло и затребовала подать кофе. – Таковы кандалы светской жизни, малышка Офелия! – воскликнула она, когда девушка пришла ее поприветствовать. – Ты еще не понимаешь, какое это счастье - сидеть дома. Передай-ка мне вот это, пожалуйста, - Беренильда указала на полку, где стояло маленькое изящное зеркальце. Офелия повиновалась, и чуть не уронила его, пока донесла. Беренильда устроилась на подушках поудобнее и принялась озабоченно рассматривать тонюсенькую, почти невидимую морщинку на припудренном лбу. – Ах, мне надо срочно отдохнуть, иначе я потеряю все, что еще осталось от моей былой красоты!

Ей подали кофе, но она с отвращением от него отмахнулась и измученно улыбнулась тетке Розалине и Офелии. – Прррошу меня извинить, - Беренильда умела очень мило картавить. – Не думала, что задержусь так надолго. Вы, я надеюсь, не слишком скучали?

Не дожидаясь ответа, Беренильда выслала их обеих из комнаты и тут же заперлась, тетка Розалина аж задохнулась от возмущения.

Потекли дни, похожие друг на друга. С женихом Офелия почти не виделась, Беренильда лишь изредка появлялась дома, с бабушкой Торна они иногда обменивались любезностями, встречаясь в коридорах, и единственным человеком, с которым Офелия могла общаться, была тетка Розалина. Вскоре сам собой образовался скучный распорядок дня: по утрам Офелия в одиночестве гуляла в саду, трапезы проходили в полной тишине, вечерами все читали, сидя в гостиной. Единственное событие – однажды после обеда доставили их багаж, что очень порадовало тетку Розалину. Офелия же старалась постоянно сохранять на лице обреченную мину, чтобы ни у кого не возникало никаких подозрений, особенно когда она слишком долго гуляла по дальней части парка.

Как-то раз Офелия совсем уж рано удалилась в свою комнату. Часы пробили четыре часа пополудни, сначала она лежала и бездумно разглядывала полог кровати, потом решила – хватит, пора немножко поразмяться. Выбрала одно из своих старых платьев, застегнулась на все пуговицы и завернулась в черную накидку с просторным капюшоном, в котором можно было спрятать все лицо, одни очки торчали. Старый шарф дремал в ногах кровати, свернувшись клубком, будить его не хотелось. Офелия вперед головой нырнула в зеркало, выскочила из другого зеркала в вестибюле, и, соблюдая все меры предосторожности, тихонько выскользнула из входной двери. Снаружи над парком царила фальшивая звездная ночь. Офелия быстро пересекла лужайку, прячась в тени деревьев, перебежала по каменному мостику и перепрыгнула через ручей. Вскоре она добралась до деревянной калитки, отделяющей поместье Беренильды от остального мира.

Офелия опустилась на колени и положила ладонь на дверь. Все ее частые прогулки по парку служили одной-единственной цели – подготовить дверь к сегодняшнему моменту. Она нашептывала замку ласковые слова, беседовала, приучала к себе. И теперь все зависело только от нее. Чтобы дверь признала в ней свою хозяйку, нужно и вести себя по-хозяйски.
– Откройся, - строго приказала она двери.

Замок щелкнул. Офелия схватилась за дверную ручку. Дверь, которая стояла посреди травы и пустой поляны, немного приоткрылась – и за ней обнаружилась лестница. Поплотнее закутавшись, Офелия шагнула внутрь, и сразу очутилась в плохо вымощенном темном дворике. Она заботливо закрыла за собой дверь и еще раз оглянулась. Невозможно представить, что внутри этого заброшенного дома скрывается целое поместье вкупе с особняком.

Офелия устремилась в зловонный туман, который клубился над едва видными в свете фонарей переулками. И невольно улыбнулась. Целую вечность провела она взаперти, так ей казалось, и вот, наконец, вольна идти куда хочет. Нет, Офелия не собиралась сбегать насовсем, ей просто хотелось своими собственными глазами увидеть мир, в котором предстояло теперь жить. В конце концов, не написано же у нее на лбу, что она невеста Торна, чего ей волноваться?

Офелия шла по лабиринту скудно освещенных пустынных улиц. Здесь было холодно и сыро, куда холодней, чем в парке поместья, но девушка жадно вдыхала «настоящий» воздух. Входы во все дома забиты досками, окна заложены кирпичом, может, внутри каждого из них тоже замки и сады? Офелия дошла до выхода из переулка и услышала странный шум. В свете фонаря между двумя стенами - проем, в нем стекло, и это стекло сильно дрожит. Окно! Настоящее окно! Офелия тут же его и открыла. Из проема ворвался сильный ветер, рот и нос ей тут же забило снегом, капюшон слетел. Она отвернулась, хорошенько прокашлялась, потом затаила дыхание и высунулась из окна как можно дальше, крепко ухватившись за раму. Девушка тут же узнала этот вид: разбросанные в беспорядке кривые башенки, подвешенные в воздухе сводчатые галереи, ветхие крепостные валы - Небовилль! Далеко внизу сверкает ледяная поверхность городского рва. И еще дальше, в недосягаемой глубине - лес, покрытые снегом ели дрожат на ветру. Офелия, однако, быстро замерзла, поэтому с усилием закрыла окно, стряхнула с капюшона снег и отправилась дальше.

Заслышав металлическое звяканье с дальнего конца тротуара, Офелия едва успела юркнуть в густую тень. К ней медленно приближался роскошно одетый старик, пальцы в перстнях, в бороду искусно вплетены жемчужные бусы. Палка с серебряным набалдашником стучала по мостовой. Прямо король, подумалось Офелии. Глаза у него были странно затемнены, как у людей на фотографиях в заброшенной детской.

Старик прошел совсем близко к подворотне, где скрывалась Офелия, но ее не заметил. Он что-то гнусаво напевал себе под нос. С такого близкого расстояния Офелия даже разглядела его глаза, и на веках были вовсе не тени, а татуировки, до самых бровей. Вдруг прямо над ее головой вспыхнул фейерверк. Песенка, которую напевал старик, превратилась в оглушительную карнавальную музыку. Вокруг Офелии появилась целая толпа людей в масках, они швырнули в нее конфетти и исчезли так же внезапно, как и появились, когда старик прошел мимо, стуча палкой.

Офелия озадаченно попыталась вытряхнуть конфетти из волос – только их там не было. Она проводила старика взглядом. Повелитель иллюзий. Значит, он принадлежит к враждебному Драконам клану? Хм, пожалуй, ей лучше вернуться. Да только она теперь совершенно не понимает, куда идти - Офелия, увы, не ориентировалась в пространстве. К тому же зловонные и затянутые туманом переулки так походили друг на друга.

Офелия спустилась по ступенькам – а разве она по ним поднималась? – нерешительно потопталась, не в силах выбрать между двумя одинаковыми улицами, и вошла под арку, где немилосердно воняло нечистотами. На стенах висели полуистлевшие афиши, и Офелия замедлила шаг.

ВЫСОКАЯ МОДА:
ЗОЛОТЫЕ РУКИ БАРОНА МЕЛЬХИОРА
УМЕЕТ ВСЕ!
АСТМА? РЕВМАТИЗМ? НЕРВЫ?
ПОПРОБУЙТЕ ТЕРМАЛЬНЫЕ ВОДЫ!
ЭРОТИЧЕСКИЕ ЗАБАВЫ ОТ МАДАМ КУНЕГОНДЫ
ВЕЛИКОЛЕПНОЕ ШОУ ПАНТОМИМЫ – ОПТИЧЕСКИЙ ТЕАТР СТАРИНЫ ЭРИКА


Обо всем – и ни о чем...Офелия нахмурилась, когда дошла до совершенно непонятного объявления:


ПЕСОЧНЫЕ ЧАСЫ ИЗ МАСТЕРСКОЙ МАДАМ ХИЛЬДЕГАРД
ОТДЫХ, КОТОРЫЙ ВЫ ЗАСЛУЖИЛИ!

Она сорвала объявление, чтобы потом рассмотреть получше. И увидела свое собственное отражение, нос к носу. Афиши были наклеены на отражающую поверхность. Офелия забыла про таинственные песочные часы и двинулась вдоль по проходу, обклеенному рекламой. Объявлений становилось все меньше, а отражений, напротив - больше.

Галерея привела ее в зеркальный зал. Какая сказочная удача – ведь чтобы вернуться в свою комнату в поместье Офелии достаточно любого зеркала. Девушка скользила в окружении множества отраженных Офелий, все в капюшонах, глаза под очками слегка безумны. Лабиринт заманивал внутрь, зеркал становилось все больше, и вскоре Офелия заметила, что под ногами больше не булыжная мостовая, а натертый до блеска дубовый паркет.

Взрыв смеха приковал Офелию к месту, и не успела она сообразить, что случилось, рядом появилась пара в тройном зеркальном отражении. Офелия тут же сделала то, что у нее получалось лучше всего на свете – слилась с окружающей средой. Ничего не говорить, не поддаваться панике, не двигаться. Кавалер и дама, оба в роскошных нарядах, прошли мимо, не обращая на нее ни малейшего внимания. Оба в карнавальных масках.

- А как же муж? - поддразнивал кавалер, покрывая страстными поцелуями затянутые в перчатки руки дамы.
– А что муж? Просаживает состояние за игрой в бридж, как обычно! – томно отвечала дама.
- Тогда пускай ему повезет в картах, а нам....

Мужчина подхватил даму на руки, и они исчезли. Офелия не сразу сдвинулась с места – но подумать только, как легко оставаться незамеченной! Еще несколько шагов и зеркальный зал привел ее в анфиладу целого множества других залов, их расположение становилось все более запутанным, и вскоре Офелия очутилась в окружении отражений других людей. Их была целая толпа: женщины в вуалях, офицеры в нарядных мундирах, шляпы с перьями, парики с буклями, фарфоровые маски, бокалы с шампанским, бешено отплясывающие пары. Когда разудалая музыка сменилась вальсом, Офелия сообразила, что находится в самой гуще бала-маскарада.

Так вот почему под черным плащом ее никто не замечает – в нем она все равно что невидима!

Офелия еще на всякий случай затемнила стекла очков, а потом осмелела настолько, что, когда мимо пробегал слуга, схватила с подноса бокал с пузырящейся жидкостью и жадно выпила. Она шла вдоль зеркал, готовая в любую секунду слиться со своим отражением, и с огромным любопытством рассматривала все вокруг. Внимательно прислушивалась к разговорам, но в них не было ничего интересного. Ничего не значащие любезности, банальные остроты, безудержный флирт. Ни о чем серьезном тут не разговаривали, к тому же, у некоторых был такой сильный акцент, что Офелия почти совсем ничего не понимала.

От чего это, интересно, ее так оберегали, подумалось Офелии, ведь здесь вовсе не так опасно, как ей рассказывали. Она, конечно, ценила тишину и покой, но какое это, оказывается, удовольствие – поглазеть на новые лица, пусть даже и в масках. Каждый глоток шампанского приятно покалывал язык. Только теперь, в окружении всех этих людей, Офелия поняла, насколько угнетала ее затворническая жизнь в поместье.

- Господин посол! – выкрикнула дама совсем рядом с Офелией. На ней был великолепный наряд, юбка с фижмами, в руке – золотой лорнет, украшенный перламутром. Офелия прислонилась к колонне. В ответ на призыв к ним уверенно шел человек, от которого Офелия не могла оторвать глаз. Неужели это потомок той самой женщины-посла, о которой так часто упоминает в своих дневниках прабабка Аделаида? Потрепанный фрак, дырявые митенки, приплюснутый складной цилиндр – его наряд разительно отличался от праздничных и разноцветных одеяний остальных гостей. Маски на нем не было. Офелия не слишком разбиралась в мужской красоте, но даже и ей было видно, что господин этот обладал безусловной привлекательностью. Честное, хорошее лицо – правильные черты, не стар, никаких усов и бороды, разве что бледный очень, и глаза светлые, прозрачные.

Посол склонился в вежливом поклоне перед окликнувшей его женщиной. – Леди Ольга, - цилиндр приподнят в знак приветствия. Мужчина выпрямился и неожиданно для Офелии кинул на нее быстрый и пронзительный взгляд, ей даже показалось – он видит ее прямо сквозь темные очки и капюшон. Она чуть бокал с шампанским не выронила. Но удержалась - не отшатнулась, не закрыла глаз, не отвернулась. Ни в коем случае не выдавать себя.

Посол повернулся к леди Ольге, которая игриво стукнула его веером по плечу. – Вам не нравится моя скромная вечеринка? Весь вечер стоите в углу, как истукан!

- Мне скучно, - открыто признался посол.

Офелия поразилась такой искренности. Леди Ольга несколько деланно рассмеялась.
– Конечно, не сравнить с балами у вас в Лунном Свете. Слишком трезвая вечеринка, да?

Дама убрала лорнет с лица – в глазах ее читалось неприкрытое обожание. – Потанцуйте со мной! – томно выдохнула она. – Я развею вашу скуку.

Офелия застыла. Верхние веки дамы были покрыты татуировками, точно такими же, что и у давешнего старика. А все эти люди в масках вокруг? Может, у них у всех такие татуировки?

- Благодарю вас, леди Ольга, но я спешу, - отклонил приглашение посол, загадочно улыбаясь.

- Да что вы! – воскликнула дама и тут же с живым интересом спросила, - Вас ждут где-то еще?

- Можно и так сказать.

- В вашей жизни слишком много женщин! – смеясь, упрекнула его собеседница. Посол улыбнулся еще шире. Мушка на лбу между бровей придавала его лицу странное выражение.

– И сегодня вечером станет на одну больше.

Нет, все-таки не такое у него честное лицо, как ей сначала показалось. И вообще, давно пора возвращаться. Офелия поставила пустой бокал на ближайшую поверхность и принялась пробираться через толпу танцоров обратно в зеркальный зал, готовая нырнуть в первое попавшееся зеркало. Она почти достигла цели, когда кто-то крепко схватил ее за локоть и резко повернул к себе. Офелия не сразу поняла, что случилось – среди толпы собственных отражений прямо перед ней стоял и улыбался красавец посол.

- Я так и знал. Не может такого быть, чтобы я забыл хоть одно женское лицо. С кем же имею честь, мадмуазель?

,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,

https://instagram.com/p/BvO4dtjjCeA
Tags: Кому тут культурный уровень повысить?, и снова радость, опять муза приперлась, прекрасное, развлечения для, сквозь зеркало кристель дабо, язык до Хохкеппеля доведет
Subscribe

  • Понедельник, 22 марта 2021 года

    Наконец-то передышка. Старшая дочь дома на больничном, внуки тоже дома с мамой, ибо снова закрылись детсады и школы, ей физически получше, хотя…

  • Над пропастью во лжи

    Меланхолично слушала радио в машине, что еще в машине делать, когда ехать долго, а ничего, кроме радио и мотора в моем старинном автомобиле не…

  • Зима крестьянин

    Погодное явление с красивым именем "Тристан" добралось и до нашей деревни. Очень невовремя, надо сказать. Я как раз решилась дать себе три дня…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments