hohkeppel (hohkeppel) wrote,
hohkeppel
hohkeppel

Categories:
  • Mood:

Продолжим-с

Совершенно незаметно подкралась пятница. Времени на этой неделе было чрезвычайно мало на всякие глупости, поэтому только на одну главу и хватило меня. Впрочем, кому я оправдываюсь, и зачем, главное. Кругом пустыня. Видимость людей. Ты их видишь? Да? А их нет. И меня нет. Я тоже фантом и матрица. Переход из одного истерического состояния в другое.



Драконы

Целиком погруженная в дымящуюся воду, Офелия потихоньку оттаивала.

Обычно она не любила принимать ванны в чужих домах – можно было случайно прочитать что-нибудь глубоко личное – но этой ванной Офелия наслаждалась в полной мере. Пальцы ног, совсем окаменевшие от холода, только сейчас, в воде, начали приобретать привычный цвет. Горячая вода клонила в сон, сквозь полудрему Офелия рассеянно рассматривала обстановку –эмалированная кромка ванной, оловянный чайник, вышитые на гобелене шелковые лилии, вазы тонкого фарфора на подставках. Все предметы - настоящие произведения искусства.

- У меня, конечно, отлегло от сердца, но я все же беспокоюсь, дорогая моя!

Сквозь запотевшие стекла очков Офелия взглянула на полотняную ширму, за которой тень тетки Розалины двигалась туда-сюда, будто фигурка из детского театра. Было видно, как она заколола волосы в свою крошечную дулю, надела жемчужное ожерелье и припудрила нос.

- Отлегло, - продолжала тень тетки, - потому что ковчег этот не такой уж негостеприимный, как я поначалу думала. Дом содержится в образцовом порядке, редко такое увидишь, а почтенная дама, бабушка Торна – несмотря на свой ужасающий акцент – довольно-таки мила!

Розалина появилась из-за ширмы и склонилась над Офелией. Светлые ее волосы, аккуратно собранные в пучок, благоухали туалетной водой. Тощая фигура плотно затянута в прелестное темно-зеленое платье – подарок бабули, взамен разбитой лесничим швейной машины.

- А беспокоюсь я потому, что жених твой, похоже - жуткая деревенщина, - продолжила тетка шепотом.

Офелия откинула тяжелые от воды локоны за плечи и молча уставилась на собственные коленки, которые торчали из пенной воды как две розовые кнопки. Может, надо все же тетке рассказать о предостережениях Торна?

- Давай-ка, выходи оттуда, - приказала крестная, щелкнув пальцами. – И так уже вся съежилась, как чернослив.

Офелия нехотя вылезла из горячей воды, от холода сразу перехватило дыхание. Все же первым делом, в силу привычки, она натянула свои читательские перчатки. Потом с удовольствием завернулась в белое банное полотенце, которое тетка держала для нее наготове, и энергично растерлась, стоя перед камином. Бабушка Торна выдала ей несколько платьев на выбор. Платья лениво разлеглись на огромной кровати с балдахином, соперничая друг с дружкой в элегантности и красоте. Не обращая никакого внимания на теткины советы, Офелия выбрала самое из них простое, жемчужно-серое, с ремешком на талии и пуговицами под горло. Потом поправила съехавшие очки и затемнила им стекла. Из зеркала на нее смотрела строгая, но элегантная девица, волосы заплетены в аккуратную косу, ни следа от ее обычной расхристанности. Офелия протянула руку к шарфу, который все еще не согрелся в тепле, и трехцветный шарф привычно обмотался вокруг шеи в удобной позе, подметая бахромой пол.

- Бедная моя племянница, тебе катастрофически не хватает вкуса, - заявила тетка раздраженно.

В дверь постучали. Юная девица в белом переднике и чепце склонилась в поклоне. – Ужин подан, благородные дамы, не угодно ли последовать за мной.

Офелия взглянула на ее хорошенькое, усыпанное веснушками личико – а она-то кем может приходиться Торну? Если сестра, то совершенно на него не похожа. – Благодарю вас, сударыня, - не менее любезно ответила ей Офелия. Девушка вдруг так изменилась в лице, что Офелия испугалась – опять промахнулась. Может, надо было ее назвать «сестра», проявить больше учтивости?

- Я думаю, она прислуга, - шепнула тетка Офелии в ухо, пока они подымались по устланной бархатным ковром лестнице. – Читала, что такое бывает, но своими глазами впервые вижу.

Офелия понятия не имела о прислуге. Однажды в музее ей в руки попались ножницы, которые когда-то принадлежали какой-то горничной, но Офелия всегда думала, что эти профессии давно ушли в прошлое, вместе со старым миром.

Девушка провела их в огромную столовую. Здесь было гораздо мрачнее, чем в коридорах. Стены обшиты темными панелями, высокие сводчатые потолки, всюду картины старых мастеров, зарешеченные окна, за которыми с трудом угадывается ночной парк. Свечи в каделябрах еле-еле освещают изрядных размеров стол, отбрасывая золотые искры на столовое серебро.

И среди всех этих клубящихся теней сияет волшебным светом женщина во главе стола, на резном высоком кресле. – Мое милое дитя, - приветствовала она Офелию томным грудным голосом, - подойди поближе, дабы я могла насладиться твоей красотой.

Офелия неуклюже протянула руку протянутым ей навстречу тонким пальцам. Женщина была изумительно красива. Чувственные изгибы фигуры затянуты в платье голубой тафты, украшенное сливочного цвета лентами, которые шуршат при каждом движении. Молочно-белые грудь и шея, золотистое облако кудрей, божественно прекрасная улыбка на лице, лишенном всяких признаков возраста – и стоило заглянуть ей в глаза, отвести взгляд было уже невозможно. Офелия все же оторвалась и посмотрела на протянутую ей руку – шелковый рукав заканчивался вышитым прозрачным тюлем, сквозь него были явственно видны сложные татуировки – те же самые, что и у бабушки, и у охотников с рисунков Августа.

- Боюсь, наслаждаться тут нечем, ничего во мне особенного нет, - как-то само собой вырвалось у Офелии.

Женщина улыбнулась еще шире, на нежных ее щеках заиграли ямочки. – Какая похвальная искренность. Мы тут непривычны к такому, правда, матушка?

Северный акцент, такой грубый у Торна, в ее устах звучал совсем по-другому, придавая ей еще больше очарования. Со своего места через два стула от нее бабуля согласилась с доброй улыбкой. – Как раз об этом я тебе и говорила, дорогая. Это юное создание подкупает своей непосредственностью!

- Но я забыла о правилах приличия! – поспешно извинилась хозяйка. – Я ведь даже не представилась! Я - Беренильда, а Торн - мой племянник. Я люблю его как родного сына, и наверняка скоро, очень скоро, ты тоже станешь мне дочерью! Поэтому обращайся ко мне, как к родной матери. Садись же, дитя мое, и вы тоже, мадам Розалина!

Офелия опустилась на свое место перед тарелкой супа, и только тогда увидела, что напротив нее восседает Торн. Он так хорошо вписался в общий мрак зала, что Офелия его и не заметила.

Да и то сказать – Торн был почти неузнаваем. Копна светлых легких волос больше не походила на воронье гнездо с торчащей во все стороны соломой. Неопрятную щетину он сбрил почти целиком, осталась небольшая бородка-эспаньолка в форме якоря. Вместо дорожной грубо сработанной одежды на нем красуется темно-синий тонкий мундир с высоким воротником, под ним безупречно белая рубашка. Во всем этом его длинная тощая фигура еще более напряжена, но и на дикого зверя он вовсе не похож, напротив – вполне светский щеголь. Отблики от свечей пляшут на золотой цепочке карманных часов и запонках.

И все же - вытянутое его лицо с точеными чертами нисколько не стало приветливее. Он упорно смотрел вниз, в тарелку с тыквенным супом. И, казалось, считал про себя, сколько раз подносит ложку ко рту.

- Ты что-то молчишь, Торн! – обратилась к нему прекрасная Беренильда, поднимая бокал вина. – А я-то надеялась, что женское общество хоть немного развяжет тебе язык!

Торн вскинул глаза, но посмотрел при этом не на свою тетку, а прямо на Офелию. Свинцовые зрачки по-прежнему угрожающе блестят. Два шрама – один на виске, один рассекает бровь – теперь смотрятся очень странно на его новом ухоженном лице, чисто выбритом, волосы тщательно причесаны. Торн медленно повернулся к Беренильде. – Я убил одного человека.

Сказал это как будто между прочим, между двумя глотками супа. У Офелии даже очки посветлели. Рядом задохнулась и чуть не упала в обморок тетка Розалина. Беренильда же спокойно поставила бокал на кружевную скатерть. – Когда? Где?

Офелия бы в первую очередь спросила – кого? И почему?

- Перед отправлением на Аниму, в терминале, - ровным голосом ответил Торн. – Пришлось избавиться от одного типа, хотел помешать мне улететь, наемник кое-кого. Поэтому я и поторопился вернуться.

- Молодец, все правильно сделал.

Офелия замерла. Это что же такое с ними? Ну убил, ну и прекрасно, передай соль, пожалуйста...

Беренильда заметила, что происходит с Офелией. Грациозным жестом положила свою татуированную ручку на ее пальцы в перчатке. – Ты, наверное, находишь нас ужасными? – прошептала она. – Вижу, мой дорогой племянничек ничуть не озаботился ввести вас в курс дела, впрочем, что от него ожидать.

- Ввести в курс какого дела? – возмущенно поинтересовалась тетка Розалина. – Не было и речи о том, чтобы моя крестница вступила в брак с преступником!

Беренильда перевела на нее свои прекрасные прозрачные глаза. – Никаких преступлений никто и не совершал, мадам. Мы просто должны защищать себя от врагов. Боюсь, многие здешние высокопоставленные особы совершенно не одобрят такой союз между нашими с вами семьями. То, что укрепляет положение одних, неизменно ослабляет других, - объяснила красавица с легкой улыбкой. – Малейшее колебание сил при дворе обычно приводит к вспышке интриг и закулисных убийств.

Офелия была потрясена. Так вот он какой – высший свет? А она-то наивно представляла себе, как придворные дамы и кавалеры целыми днями рассуждают о философии и играют в карты.

Кажется, тетка Розалина оглушена не меньше Офелии. – О великие предки! И это ваш обычный образ жизни? И убить человека для вас – ничего особенного?

- Все немножечко сложнее, чем вам кажется, - терпеливо ответила Беренильда.

Тем временем в зал бесшумно и незаметно вошли мужчины, одетые в черные сюртуки с фалдами и накрахмаленные белые сорочки. Не говоря ни слова, они убрали суповые тарелки, подали на стол рыбу и мгновенно исчезли. Никто из собравшихся даже и не подумал их Офелии представить. Так получается, не все люди, которые здесь живут – ее новая семья? Это, значит, и есть слуги? Безымянные наемники?

- Понимаете, - пустилась в объяснения Беренильда, опершись подбородком о сплетенные руки, – мы здесь живем немного не так, как вы на своей Аниме. Есть семьи, к которым наш дух Фарух благоволит. Есть семьи, которые вышли из фавора. Есть и такие, которых он никогда к себе не приближал.

- Семьи? Во множественном числе? – поинтересовалась Офелия почти шепотом.

- Да, дитя мое. Наше семейное древо куда сложнее вашего. Сразу после создания ковчега оно разделилось на несколько независимых друг от друга ветвей, потомки которых стараются общаться как можно реже...иначе может пролиться кровь.

- Очень и очень мило, - заметила тетка Розалина, промокнув рот салфеткой.

Офелия с опаской приступила к еде. Ей еще ни разу не удавалось поесть рыбы и не подавиться рыбьей костью. Девушка украдкой взглянула на Торна, который сидел напротив, но того, казалось, гораздо больше интересовала собственная тарелка, чем все собравшиеся за столом дамы. Он угрюмо жевал свою порцию лосося с таким видом, будто каждый проглоченный кусок вызывал в нем непреодолимое отвращение. Что ж, понятно, отчего он такой худой...Ноги длиннющие, и, несмотря на широкий стол, Офелии пришлось поджать ботинки под сиденье, чтобы нечаянно его не задеть.

Офелия поправила очки и стала наблюдать за бабушкой, на этот раз исподтишка. Старушка сидела рядом, сгорбившись, и со смаком поглощала рыбу. Как там она сказала при встрече? «Свежая кровь спасет Драконов?»

- А скажите, - внезапно прошелестела Офелия. – Драконы – это ваша семья так называется?

Беренильда подняла тонко выщипанную бровь и с изумлением взглянула на Торна. – Так ты совсем ничего им не объяснил? Чем же ты занимался все это время в пути?

Она встряхнула прелестными белокурыми кудряшками, досада на ее лице сменилась улыбкой, и она лукаво подмигнула Офелии. – Да, дитя мое, так называется наша семья. Сейчас при дворе правят три разных клана, один из них - мы. Как ты уже поняла, кланы не слишком дружат между собой. Мы, Драконы, сильны и влиятельны, нас боятся, но, увы, наш клан довольно мал. Поэтому, дорогая детка, ты очень быстро со всеми перезнакомишься!

У Офелии холодок пробежал по спине. Она вдруг стала догадываться, какая роль ей предназначается в этой семейке. Свежая кровь? Так значит, они думают сделать из нее племенную кобылку? Она в открытую посмотрела на Торна – жесткое, неприятное лицо, сам огромный, угловатый, презрительные глаза, которые избегают встречаться с ее собственными, резкие манеры. Одна только мысль о возможной близости с ним заставила ее уронить вилку на ковер. И только Офелия собралась за ней нагнуться, как подскочил откуда-то из темноты один из этих, в ливреях, и молча подал ей новую.

- Я прошу прощения, сударыня, - снова перебила тетка Розалина, - но неужели вы намекаете на то, что жизни моей племянницы может что-то угрожать, если вдруг кому-нибудь при дворе взбредет в голову не одобрить этот брак?

Беренильда спокойно разделывала лосося. – Мой бедный друг, боюсь, попытка помешать Торну улететь к вам – всего лишь одно звено очень длинной цепи.

Офелия закашлялась в салфетку. Вот, так и знала – рыбья кость чуть не застряла у нее в глотке.

- Да это же смешно! – воскликнула Розалина, успев при этом укоризненно взгянуть на Офелию. – Моя племянница и мухи не обидит! Кому она может помешать?

Торн в молчаливой ярости возвел глаза к потолку. Офелия меж тем выковыривала и складывала рыбьи кости на край тарелки – казалось, ничто другое ее не занимает, но на самом деле она внимательно прислушивалась к разговору, наблюдала и раздумывала.

- Мадам Розалина, - заворковала Беренильда, - вы должны понимать, что союз с иностранным ковчегом рассматривается в Небовилле как попытка захватить власть. Как бы так помягче объяснить...- Беренильда задумчиво прищурила огромные прозрачные глаза. – Женщины вашей семьи славятся чрезвычайной плодовитостью.

- Плодовитостью... – тетка в замешательстве осеклась. Офелия опять поддернула очки, которые неизбежно сползали с носа, стоило ей склониться к тарелке.

Итак, карты раскрыты, все понятно.

Она всмотрелась в выражение лица Торна. Хотя он старательно от нее отворачивался, Офелия прекрасно видела – все это внушает ему такое же отвращение, что и ей. Что ж, это обнадеживает. Девушка медленными глотками опорожнила стакан с водой, прочистила горло.

Может, сообщить им всем прямо здесь, за семейной трапезой, что она вовсе и не собирается скреплять брачный союз постелью? Хм, вряд ли это произведет хорошее впечатление на новых родственников.

К тому же, есть тут что-то еще....Офелия не могла определить – что именно, но заметила, как затрепетали ресницы Беренильды, будто она не могла заставить себя посмотреть им в глаза, когда объявляла о мотиве женитьбы. Сомнения? Она чего-то недоговаривает? Неизвестно, но Офелия уверена: что-то тут не то.

- Но ведь мы ничего этого о вас не знали. – смущенно выговорила, наконец, тетка Розалина, обретя дар речи. – Мадам Беренильда, мне необходимо связаться с нашей семьей. Такой поворот событий может поставить эту помолвку под вопрос.

Беренильда улыбнулась еще нежнее. – Возможно, вам это неизвестно, мадам Розалина, но ваши Мудрейшие прекрасно обо всем осведомлены. Они приняли наше предложение, учитывая все обстоятельства. Мне очень жаль, что они оставили вас в полном неведении, но для вашего же блага все делалось в условиях строжайшей секретности. Чем меньше людей знают об этой помолвке, тем безопаснее для вас. Но, конечно, если мне вы не верите, то пожалуйста - пишите семье. Торн позаботится о том, чтобы ваше письмо дошло по адресу.

Тетка Розалина смертельно побледнела. Вцепилась в вилку с ножом так, что руки затряслись. Потом швырнула вилку на тарелку, хотя вместо лосося перед ней уже стоял десерт – пирожное с карамелью и кремом.

- Я не допущу, чтобы мою племянницу убили в результате мелких интриг!

В голосе ее зазвучали истерические нотки. Офелию неожиданно очень тронула теткина вспышка. Ведь не будь рядом этой ворчливой пожилой дамы, было бы ей тут совсем одиноко на чужбине. И она постаралась успокоить крестную, как могла.

– Да не волнуйтесь так, тетушка. Если Мудрейшие дали свое согласие, значит, опасность не так уж и серьезна.

- Человек погиб, пойми же, глупая девочка!

У Офелии кончились доводы. Ей тоже не слишком нравились здешние нравы, но что поделаешь – надо держать себя в руках, истерики делу совершенно не помогут. Девушка посмотрела Торну прямо в глаза – не глаза, а две узкие щели – и мысленно взмолилась: скажи хоть что-нибудь!

- У меня много врагов при дворе, - сухо сообщил Торн. – На вашей племяннице свет клином не сошелся.

Беренильда задержала на нем взгляд в легком недоумении. – Это верно, твое положение при дворе с самого начала было шатким, так что твоя помолвка особой роли не сыграет, - признала она наконец.

- Могу себе представить! Если ваш болван кидается душить людей направо и налево, неудивительно, что у него так мало друзей, - опять высказалась тетка Розалина.

- Еще карамельного соуса кто-нибудь хочет? – бабуля торопливо схватила со стола соусницу.

Никто не ответил. В мигающем свете свечей Офелия заметила, как вспыхнули глаза Беренильды и сжались челюсти Торна. Офелия прикусила губу. Если тетка продолжит высказываться в том же духе, кому-нибудь придется заставить ее замолчать – любым способом.

- Пожалуйста, простите нашу несдержанность, сударь – Офелия склонила голову перед Торном. – Усталость от долгого путешествия сказалась на наших нервах.

Тетка Розалина хотела было возмутиться, но Офелия крепко прижала ее ногу под столом, и продолжила свою речь в направлении Торна.

- Моя крестная и я сама приносим вам глубочайшие извинения. Теперь я понимаю, почему вы, сударь, принимали такие меры предосторожности – чтобы обеспечить нашу безопасность в пути. За это я вам, сударь, очень благодарна.

Торн подозрительно уставился на нее, изогнув бровь – даже ложки ко рту не донес. Хорошо, он все понял правильно – Офелия всего лишь соблюдает правила приличия, это обычная любезность с ее стороны.

Офелия сложила салфетку и поднялась из-за стола, увлекая за собой потрясенную тетку.
– Думаю, нам с тетушкой нужно просто как следует отдохнуть.

Откинувшись глубоко в кресло, Беренильда наградила Офелию понимающей улыбкой.
– Утро вечера мудренее, - философски заметила она.

,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,
https://instagram.com/p/BvBOBi3jYvL

https://instagram.com/p/Bu-xSx5DfmM
Tags: Кому тут культурный уровень повысить?, и снова радость, опять муза приперлась, прекрасное, развлечения для, сквозь зеркало кристель дабо, язык до Хохкеппеля доведет
Subscribe

  • Напряженный труд хилого мозга

    Значит, так. Блог на персональной странице отменяем. Вместо него заведем страничку с блогом и галереей на английском вот тут:…

  • Педагогика и жизнь

    А в это время… Младший мой Проект А наконец-то пошел в девятый класс своей любимой вальдорфской школы и, ура, стал приносить…

  • Очередные решения съезда мозгов

    Три дня вынужденно сидела дома (почти сидела, кому я вру, ездила и бегала, но меньше обычного и хромая). Как правило, в такие дни у меня…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment