hohkeppel (hohkeppel) wrote,
hohkeppel
hohkeppel

  • Mood:

И опять про зеркала и миры

Сегодня глава была короткая, поэтому я все совместила - таймер ставила, на каждые два часа бухгалтерии - час отдыха с переводом. Картинки рисовались все вчера, когда ждала Нюрку в машине со школьного карнавала. Везет мне, я считаю. Могу себе позволить!



Медведь

И спустился вечер, привел с собой холодный ливень. Дождь громко стучал по прошитой металлом крыше авиационного ангара в полсотню метров вышиной. Авиабаза, построеннная на соседнем плато, была самой современной в долине. Именно сюда прибывали все рейсы дальнего следования. Она была оборудована паровым отоплением и даже имела свою собственную установку по производству водородного газа. Огромные раздвижные ворота ангара были открыты, внутренности напоказ – кованое железо, кирпичная кладка и множество проводов, среди которых туда-сюда сновали механики в габардиновой униформе.

Снаружи, у причала для погрузки товаров, редкие лампы давали скудный свет. Промокший насквозь охранник вышел проверить, не отстал ли брезент на ящиках с почтой, готовых к погрузке. К его непередаваемому удивлению, прямо посреди товарного причала обнаружилось море зонтов. Под ними - господа в нарядных сюртуках, пышно разодетые дамы и празднично причесанные дети. Вся толпа стояла неподвижно, в полной тишине, и дружно пялилась в тучи.

- Могу ли я вам чем-то помочь, дорогие братья и сестры?

Мать Офелии, вооруженная огромным алым зонтом, на фоне которого все остальные зонты казались игрушечными, указала на колонну с часами, вокруг которой вся компания и собралась. Дама она была заметная, все у нее было огромных размеров: пышное до невозможности платье, бычья шея, гигантская прическа типа «пчелиный улей», украшенная к тому же еще и массивной шляпой с перьями.

- Для начала скажите, любезный – а правильное ли время показывают ваши часы? Мы уже битый час дожидаемся рейса с Полюса!

- Так опаздывает он, как всегда! – дружелюбно отозвался охранник. – Партию мехов себе заказали, что ли?

- Нет, сынок. Гостя дожидаемся, - ответил ему другой голос.

Охранник вгляделся: голос принадлежал чрезвычайно пожилой даме с крючковатым носом. Одета она была во все черное: на белоснежно-седой голове мантилья, платье строгого покроя из черного же шелка. Серебряные галуны на одеянии указывали на высокий статус: дама из Мудрейших - значит, матриарх. Охранник тут же снял шапку в знак почтения.

– Гость с Полюса, матушка? Вы уверены, что он прилетит? Я тут с малолетства работаю и ни разу не видел, чтоб с Севера хоть кто-то прилетел просто так, не по делу. Уж больно они спесивы, северяне эти.

Не получив ответа, охранник напялил шапку, отдал честь и ушел заниматься своим почтовым грузом. Офелия какое-то время мрачно смотрела ему вслед, потом вернулась к созерцанию собственных ботинок. И какой был смысл надевать новые по такой грязи? Вот, уже заляпала.

- Подбородок вперед и постарайся не промокнуть! – прошептала Агата, с которой они делили лимонно-желтый зонтик. – И улыбнись, поняла? А то мрачная как на похоронах! Будешь такой занудой - господин Торн тебя ни на один бал с собой не возьмет.

Сестра все еще дулась за бегство через зеркало, это было ясно, но Офелия ее почти и не слушала. Как хорошо, что дождь так шумит – даже не слышно, как тревожно стучит ее собственное сердце.

- Агата, чего ты к ней привязалась? Отстань! – вступился за нее Гектор. Офелия метнула на него благодарный взгляд, но он уже убежал прыгать по лужам вместе с остальными детьми. Как бы ей хотелось вернуться в детство, хотя бы только на сегодняшний вечер! Дети скакали и радовались вовсе не прибытию какого-то там жениха, а возможности поглазеть на дирижабль, редкое для них зрелище.

- Агата права, - заявила мать из-под своего гигантского алого зонта. – Моя дочь должна слушаться старших! И никто от нее не отстанет, пока она этому не научится. Не так ли, дорогой?

Это уже мужу. Отец слабо проблеял что-то утвердительное. Седой и уже лысеющий, бедняга рано состарился под каблуком властной жены. Офелия ни разу не слышала, чтобы отец хоть в чем-то перечил матери. Девушка поискала глазами крестного – найти его в толпе из дядюшек, тетушек, кузенов и племянников с племянницами было нелегко. Наконец, она его увидела – он стоял чуть поодаль, без зонта, в застегнутом на все пуговицы ярко-синем плаще и о чем-то сосредоточенно думал. Конечно, Офелия не ожидала чудесного спасения, и все же – когда крестный заметил ее взгляд и дружески помахал издалека, ей стало немножечко теплей на душе.

Голова у Офелии гудела как чугунная, от волнения тошнило. Сердце билось и трепыхалось, как сумасшедшее. Но она готова была целую вечность ждать под дождем, лишь бы ничего и никого не дождаться.

Вдруг все вокруг наперебой закричали, и Офелию как молнией пронзило.

- Смотри!
- Вон там!
- Ну наконец-то...

Девушка задрала голову в небо. Огромная похожая на кита штука прорезала дождевые тучи и приближалась, угрожающе скрежеща. Оглушительно взревели пропеллеры. В восторге завизжали дети. Взлетели к небесам кружевные юбки. Лимонно-желтый зонтик Офелии с Агатой вырвался на свободу и исчез в темноте. Дирижабль завис над посадочной полосой и выбросил швартовные канаты. Механики вцепились в них что было сил и стали тянуть воздушный корабль на посадку. Группами по десять человек они прикрепляли канаты к стойкам, вручную направляя дирижабль к ангару. Наконец, воздушный корабль выбросил трап, и члены экипажа начали спускаться на землю, у каждого в руках ящик или мешок.

Вся семейка, жужжа как рой мух, рванула ко входу в ангар. И только Офелия никак не могла заставить себя сдвинуться с места. Холодный дождь тут же промочил ее насквозь, мокрые длинные пряди волос прилипли к щекам, вода градом стекала по очкам. Перед ней смутно колыхалось море сюртуков, платьев и зонтиков, а больше ничего и не разобрать.

В общем гуле раздался зычный голос матери:

- Дайте же человеку пройти, эй, ну-ка, посторонитесь! Мой дорогой, дражайший господин Торн, добро пожаловать на Аниму. Вы одни, без сопровождения? О, великие предки, эта девчонка меня с ума сведет - Офелия! Куда она опять запропастилась, балда эта? Агата! Иди ищи сестру, быстро. Какая ужасная погода, бедный мой дружочек, а вот если бы вы на час раньше прилетели, то успели бы до дождя. Эй, кто-нибудь, дайте же человеку зонтик!

Офелия не могла сдвинуться с места. Прилетел-таки. Прилетел испортить ей всю жизнь. Ни видеть, ни говорить с ним Офелии совершенно не хотелось.

Агата схватила ее за руку и потащила сквозь толпу родни вперед. Совершенно оглушенная всеобщей суматохой и шумом дождя, Офелия уже мало что соображала. Одно за другим мелькали чьи-то лица, пока, наконец, она не влетела с разбегу прямо в могучую грудь белого медведя. И, когда медведь откуда-то сверху ледяным тоном процедил «Добрый вечер», в замешательстве даже ничего не ответила.

- Ну вот и познакомились! – громовым голосом воскликнула мать на фоне вежливых аплодисментов. – По каретам! Сколько можно тут на холоде торчать.

Офелию запихали в экипаж. Раздался удар хлыста, и карета рванула с места в карьер. Зажгли фонарь, по лицам пассажиров побежали тусклые блики. В окна неудержимо хлестал дождь. Офелию прижало к дверце, и она изо всех сил попыталась сосредоточиться на ритме, который бешено отбивали капли, чтобы хоть как-то успокоиться и прийти в себя. Постепенно Офелия начала понимать, о чем идет оживленная беседа поверх ее головы. Мать всегда говорила за десятерых. А медведь, он что – тоже здесь?

Офелия сдвинула запотевшие от дождя очки повыше. Сначала она увидела только материнскую прическу, огромное башнеобразное сооружение, из-за которого ей пришлось вжаться в угол, потом разглядела вороний клюв Мудрейшей, прямо перед собой, и, наконец, Медведя – с другой стороны. Он упорно смотрел только в дверное окошко кареты, иногда скупо кивая в ответ на разглагольствования матери, но взглядом никого из них не удостаивал.

Офелия с облегчением поняла, что ее никому не видно, и принялась исподтишка разглядывать жениха. Вопреки ее первому впечатлению, на медведя Торн никак не походил, по крайне мере, лицом. С плеч его спадала пышная белая шкура, прямо с когтями и клыками, но сам он вовсе не был таким уж массивным, как показался Офелии поначалу. Руки на груди сложил крест-накрест, ладони узкие, как два клинка. Тощий, но ужасно высокий. Головой жених подпирает потолок кареты, поэтому вынужденно склонил шею. Похоже, он даже выше кузена Бертрана, а кузен росту немалого.

И за этого великана меня выдают замуж, подумалось потрясенной Офелии, о великие предки, за что?

На коленях Торн держал элегантный расшитый саквояж - на фоне шкур, в которые он был разодет, эта вещица придавала ему некий налет цивилизации. Офелия продолжала бросать взгляды украдкой. Долго разглядывать она не решалась, вдруг он почувствует? Всего два быстрых взгляда на лицо, но и этого хватило, чтобы у Офелии мурашки поползли по коже. Очень светлые глаза, острый нос, почти белые волосы, на виске шрам, профиль выражает полнейшее презрение. К ней и всей ее семье.

Офелия внезапно поняла – его тоже женят вопреки его воле.

- Я привез дар для госпожи Артемиды.

Офелия вздрогнула. Мать прервалась на полуслове и замолчала. Даже Мудрейшая очнулась от дремоты и широко открыла глаза. Торн выговорил свое сообщение сквозь зубы, нехотя, будто каждое произнесенное слово причиняло ему боль. Все согласные он произносил очень твердо – северный акцент, только северяне так говорили.

- Д-д-дар для... Артемиды? – мать аж заикаться начала от замешательства, но быстро взяла себя в руки. – Конечно, непременно! Мы все почтем за честь представить вас духу нашей семьи. Вы, конечно, много наслышаны об ее обсерватории, да? Вот прямо завтра туда и поедем, если вам угодно.

- Сейчас.

Ответ Торна прозвучал почище удара хлыстом. Мать побледнела. – Видите ли, господин Торн, время уже позднее, и негоже нам беспокоить Артемиду в такой неурочный час. Она после наступления темноты посетителей не принимает, понимаете? К тому же, - продолжила она с гордостью и дружелюбной улыбкой, - мы приготовили в вашу честь скромную трапезу...

Офелия быстро перевела взгляд с матери на жениха. «Скромная трапеза», какое неподходящее слово. Скорее, пир, достойный Пантагрюэля – мать определила для этой цели огромный амбар дядюшки Хуберта, приказала забить трех свиней, заказала в скобяной лавке бенгальские огни, распихала по пакетикам несколько килограммов засахаренного миндаля и запланировала костюмированный бал до самого рассвета. Как раз сейчас Розалина, тетка и крестная Офелии, должно быть, заканчивает последние приготовления.

- Я не намерен ждать до завтра. – объявил Торн. – Кроме того, я не голоден.

- Понимаю, сын мой, - вдруг вмешалась Мудрейшая, и морщинистое лицо ее расплылось в улыбке. – Делай, как считаешь нужным.

Офелия мелко заморгала под очками. Теперь уже она ничего не понимала. Как он себя ведет? Жених оказался таким невежей, что даже Офелию можно было бы рядом с ним счесть образцом светских манер. Торн грохнул кулаком в окошечко, через которое пассажиры могли общаться с кучером. Карета взвизгнула и остановилась. – Да, господин? – кучер прижал нос к стеклу с другой стороны.

- К госпоже Артемиде, - приказал Торн, выговаривая слова со своим северным акцентом. Кучер вопросительно взглянул на мать. Она сидела, потрясеннная до глубины души, бледная как привидение, и даже губы у нее тряслись. – Вези в обсерваторию, - наконец выговорила она сквозь зубы.

Офелия вцепилась в сиденье – карета резко развернулась обратно в сторону холма, с которого только что еле-еле спустилась. Снаружи донеслись возмущенные крики – остальное семейство не одобрило маневр. – Вы что там, с ума посходили? – донесся крик тетки Матильды из соседней кареты. Мать высунулась из окошка. – Мы едем наверх, в обсерваторию.

- То есть как это? – обиженно поинтересовался дядя Хуберт. – В такое позднее время? А как же праздничный ужин? У нас у всех давно бурчит в животах!

- Езжайте, празднуйте, нас не ждите! – скомандовала мать.

Она захлопнула окошко под возмущенные вопли семьи и махнула кучеру, чей нос опять прилип к перегородке - поезжай. Офелия прикусила свой собственный шарф, чтобы не расплыться в улыбке. Этот гость с Севера только что умудрился смертельно оскорбить ее мать - превзошел все ее ожидания, в общем.

Когда карета снова двинулась вперед, провожаемая потрясенными взглядами остального семейства, Торн приник к окну и уставился на потоки дождя. Похоже, он совершенно потерял всякий интерес к разговорам с маменькой, не говоря уж о ее дочери. Глаза его, блестевшие металлическим блеском, ни разу даже не глянули на девушку, предназначенную ему в жены.

Удовлетворенная этим обстоятельством Офелия, наконец, осмелилась отклеить от носа мокрую прядь волос. Раз Торн даже нисколечко не пытается ей понравиться, то вряд ли его удивит отсутствие всякого интереса с ее стороны. Если дело так пойдет и дальше, помолвку расторгнут еще до полуночи.

Мать сидела, поджав рот, и больше не пыталась вести светские беседы, в полумраке кареты глаза ее светились яростью. Мудрейшая задула фонарь и, удовлетворенно вздохнув, снова задремала, завернувшись в свою обширную черную мантилью. Путешествие обещало быть долгим.

Карета тащилась по рытвинам и колдобинам извилистой горной дороги. Офелию укачало, и она попыталась сосредоточиться на виде из окна. Сначала она ехала на невыгодной стороне кареты, и видела толькко щербатые скалы, чуть припудренные первым снегом. Еще поворот – и перед глазами оказалось ущелье с видом на долину. Дождь перестал, его унес западный ветер. Здесь, наверху, в прорехах между облаками сияло звездное небо, а над долиной все еще догорал закат. Каштановые и лиственные леса сменились елями, их смолистый аромат заполнил карету.

В темноте Офелия смелее разглядывала скрюченную втрое фигуру Торна. Ночь отбрасывала голубые тени на его закрытые глаза, и Офелия заметила еще один шрам прямо под бровью, который светился белым. Так он все-таки охотник? Не такой мощный, как на рисунках Августа, но с безошибочно подмеченным художником стальным стержнем внутри. Карета мерно покачивалась, и Офелия сначала было подумала, что он спит, но нет: брови нахмурены, пальцы отбивают нетерпеливую дробь по боку саквояжа. Она отвернулась, когда заметила, что он вдруг приоткрыл глаза и метнул в нее суровым взглядом.

Кучер остановил карету. – Обсерватория, приехали, - торжественно объявил он.
,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,

Картинки к предыдцщему пока что.

https://instagram.com/p/BudXVZMhnPJ
Tags: и снова радость, опять муза приперлась, прекрасное, развлечения для, сквозь зеркало кристель дабо, язык до Хохкеппеля доведет
Subscribe

  • Понедельник, 22 марта 2021 года

    Наконец-то передышка. Старшая дочь дома на больничном, внуки тоже дома с мамой, ибо снова закрылись детсады и школы, ей физически получше, хотя…

  • Минутка мировой славы

    Решилась, поделюсь ссылкой на дружественный журнал. Там мне задавали умные вопросы, а я блеяла в ответ чего-то там.…

  • Над пропастью во лжи

    Меланхолично слушала радио в машине, что еще в машине делать, когда ехать долго, а ничего, кроме радио и мотора в моем старинном автомобиле не…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments