hohkeppel (hohkeppel) wrote,
hohkeppel
hohkeppel

Categories:

Есть ли жизнь на Мальте?

Может, кто надеялся, что я вещать перестану? А у меня-таки в нумерах обнаружился вайфай, хотя и медленный, задумчивый, пока приедет одна страница, можно выпить чаю и помедитировать на тему "как я провел день". Я же последний человек на планете, у которго до сих пор нет айфончика, равно как и айподика, да и смартфоном хоть какой-нибудь фирмы я так и не обзавелась. Поэтому нет у меня доступа ко всемирному разуму в любое время дня и ночи. Оправдалась, идем дальше.

Мальта у меня пока еще не сложилась в какие-то связные картины, кроме типично туристических "море-солнце-куда это я иду?" Язык мальтийский похож дикую смесь из итальянского, арабского, французского и английского. Архитектура арабско-средиземноморская - кубы без крыш с террасами, теплые желто-охристые тона в сочетании с синим-синим, немногие встретившиеся на моем пути продавщицы неулыбчивы и хмуры, но, может, это зима на них так действует? В общем, я еще не определилась с впечатлениями, а написать о них уже хочется. А когда я себя в желаниях ограничивала? Вооот.


Вчера в голове беспрерывно вещало, несмотря на постоянное напряжение всех конечностей и внутренностей, известное всем матерям мира, путешествующим с мелким ребенком. Ребенок то безутешно всплакивал о папе, то требовал утолять жажду, то срочно наоборот, а то и внезапно исчезал – так, как умеют делать только дети определенного возраста. Была – и нету, с шипением растворилась в воздухе. Хорошо, что до включения пожарной сирены и кнопки вызова полиции я всегда успевала обнаружить беглянку прилипшей носом к оконному стеклу или витрине. А в общем без особых приключений добрались мы до Мальты, которая встретила нас убойной силы солнцем и авангардными скульптурами в зале прилета. Я вижу, меня ждали, наваяли много и беспорядочно.

В автобусике, который развозил нашу мелкую кучку туристов по местам обитания, немедленно обнаружилась соотечественница. Не поздоровавшись и не улыбнувшись, взгромоздилась юная дева рядом с нами и сразу начала обзвон окружающих на тему «я вернулась и еду из аэропорта». Громко и назойливо, пять раз подряд миру было сообщено, что «Дааа! Вернулась! Завтра на работу!», возможно, я бы услышала это еще раз пятнадцать, но на наше счастье, дама вышла первой.

Тайные знаки и намеки от вселенной посыпались сразу: соседняя с гостиницей дверь – ресторан «Сабвей», на ресепшен выдали ключ от квартиры и дюжего молодца в тренировочных штанах, который за умеренную мзду довел нас до места ночевок. Квартира располагается в пяти минутах быстрой ходьбы от собственно гостиницы – та-дам - рядом с магазином для художников.

Вкратце о жилье, один раз и закрыть тему. Квартира сильно напоминает номер для советских командировочных, только в три раза больше и с претензией на стильность – в гостиной висит одна довольно неплохая абстракция, а так – пластиковые кресла и казенного вида мебель с одеялами. Стены картонные, соседи практически у нас в гостях и, перефразируя классику, «слева пел, внизу кричал, справа по стене стучал». Две спальни, как бы гостиная, кухня, совмещенный санузел, балкон с видом на другие балконы и балкон с видом на дома. Но мы-то как раз люди бытом неизбалованные – и не такое видали. В Москве, в лихие девяностые, какими-то судьбами занесло меня в гостницу для аспирантов, там тараканы размером с мой мизинец носились буйными стадами прямо по спящим постояльцам, а все остальное память милосердно стерла. В нашем мальтийском жилище тараканов не обнаружилось, зато пришла дружелюбная уборщица Светта Иветта Жоржетта – из солнечной Болгарии. Выяснив с полпинка мою национальность, Светта лихо затрещала по-болгарски – «ты ж понимаешь?» В голове жалобно запищало. Языки и наречия смешались окончательно, а со Светтой мы быстро расстались, потому что надо было срочно бежать на инструктаж турагента.

На улице слепило солнце, рвал куртку с плеча морской ветер, и дружелюбные туземцы непрестанно предлагали круизы и кругосветные путешествия. Турагентша, к моему вящему изумлению, совсем не пыталась нам ничего продать, а напротив – ото всего отговаривала словами «туда дешевле доехать самостоятельно, и не нужны вам никакие групповые экскурсии!». Поэтому охмуреж инструктаж много времени не занял. Дальше ребенок потребовал макарон, мороженого и телевизор. Поскольку я и сама уже валилсь с ног, решила требования электората выполнить: мы поели в первой попавшейся открытой забегаловке (не рекомендую), купили химического мороженого у первого встреченного торговца (который гнался за нами полквартала отдать сдачу) и, для приличия побродив по набережной, вернулись в нумера. На этом день закончился.

Ночь прошла спокойно, если не считать внезапного отключения всего электричества с шумом и грохотом где-то в районе полуночи. Зато вместо трещания отопительной системы я сполна насладилась звуками жизнедеятельности всех соседей сразу.

День второй

Подняло нас ни свет, ни заря, темно еще было. В народе это называется «с петухами», в нашей семье роль петухов всегда успешно исполняет младший Проект, который конспиративно А, а в быту – Нюрка. Часов до восьми я держалась, потом сдалась, и мы отправились завтракать в свою гостиницу, которая «прямо-налево-и через два перекрестка».

Завтрак не оправдал даже моих скромных ожиданий: несъедобным там было все, кроме индустриального йогурта и чая, который мне пришлось пить вместо уж вовсе ядовитого на вкус кофе. Огурцы были зачем-то щедро приправлены машинным маслом, помидоры отдавали средстом для мытья посуды, а еще имелась консервированная фасоль и сосиски. Фасоль я не рискнула, дочь героически взялась дегустировать сосиску, но быстро выплюнула. А зато слух наш услаждала музыка моей далекой юности – Модерн Талкинг, как их называли мои ровесники-нелингвисты, да и постояльцев поразглядывать было интересно.

Потом выкатились мы обратно на солнце – и начался квест «Найди детскую площадку», которому суждено было длиться почти весь световой день, но мы об этом еще не знали. Кто тут говорил, что площадок на каждом углу? Встаньте, я хочу укоризненно и проникновенно заглянуть вам в глаза.

Начали мы бодро и оптимистично, прямо с набережной – в гостинице неопределенно махнули рукой куда-то на восток (а может, это была и другая сторона света, я их мало различаю), карты местности не дали почему-то, но я ж была уверена, что «здесь все рядом», вот мы и пошли. Солнце палило, хоть и не грело, виды на Валетту открывались необыкновенной красоты, торговцы впечатлениями еще не проснулись и сильно не докучали, и все было бы прекрасно – будь я одна. Солнце ребенку мешало выискивать мусор на обочинах, виды на Валетту не волновали совершенно, а вопрос мучил только один – мама, когда мы уже придем?! Сначала я уверенно обещала «скоро», после пары километров уверенности поубавилось и я стала обещать «за поворотом», когда же мы примерно через час доплелись до поворота, набережная внезапно кончилась. Дальше простиралась необозримая стройка, туннель для автотранспорта со знаком «пешеходам и велосипедистам нельзя», а на плане, выданном мне вчера турагентшей, этого не было вообще. Это был такой неподробный план, приблизительный. Повинуясь непреодолимому зову женской интуиции, я последовала за туземцами куда-то по лестнице вверх и налево – и совершенно случайно мы выбрели на крупнейший в Мальте торговый центр. Который по сравнению со своими собратьями в Куала Лумпуре смотрелся как сельпо в непривозной день, добавлю надменно и стряхну пыль с брильянтов. Тем не менее от поисков площадки нас это успешно, хотя и ненадолго, отвлекло – магазин игрушек на какое-то время занял воображение ребенка, она там печально и с недетской тоской в глазах разглядывала кукол. И ничего, что дома остались примерно штук стописят точно таких же. Не считая трех, контрабандно привезенных с собой.

После краткого перерыва квест продолжился – дорога из царства потребления привела нас обратно к набережной, но с какой-то другой стороны. Мы еще пару километров по инерции пилили в заданном нашей гостиницей направлении, при этом вид на Валетту исчез, а появился скалистый пляж и буйное море.

Революционная ситуация в низах тем временем неуклонно приближалась, поэтому решила я плюнуть на собственные комплексы «никогда не спрашивать дорогу» все равно не пойму ответа, и смело ворвалась в ближайший отель. Ребенок к тому времени обреченнно заявил, что площадок в этом городе вовсе нет, нам наврали, и погрузился в мрачные размышления. В незнакомой гостинице мне опять неопределенно показали «туда», но почему-то именно в том направлении, откуда мы прибрели. Я не поверила. Принесли карту и потыкали пальцем в торговый центр. Сказали, это рядом, семь минут пешком. Карту с собой не дали, и пришлось верить на слово.

Солнце все еще слепило, но в тени царил арктический холод, а может, просто надо было не выпендриваться и надеть пальто, как все нормальные аборигены. Ребенок ничему уже не верил, требовал мороженого и в гостиницу, и когда, наконец, перед нами действительно нарисовалась детская площадка – с другой стороны туннеля и стройки – радость была бурной, но непродолжительной. Потому что срочно понадобился туалет.

Да и время было хорошо обеденное, особенно если учесть, что завтрак переварился примерно через пятнадцать минут после окончания трапезы. Странными пешеходными тропами в обход стройки века и туннеля притащились мы обратно в торговый центр, где пару часов и провели, на удивление прекрасно. Туалет, обед, мороженое, погонять голубей у фонтанов, потом срочно купить солнцезащитный крем, а заодно новые ботинки, юбку и два пиджака детке на распродаже в магазине детской одежды. Ну и темные очки впридачу.

Частично переодетые в новое, свеженькие, отдохнувшие и густо смазанные защитой от солнца, которое к тому времени скрылось в облаках, вернулись мы тем же путем (задами и в обход) на детскую площадку. Там напали на местных жителей и не пощадили никого. В сухом остатке мальтийка Роберта с дочерью Эмма Марией пяти лет, продавщица в магазине Некст, а также болгарка с неразборчивым именем и шустрой трехлеткой Элис, временно неработающая. От них я и узнала, что площадка на весь город только одна – эта, а следующая по счету площадка в Сан-Джулиане, и туда ехать лучше на автобусе, пешком не дойти, и есть еще одна, в Пемброке, еще дальше, куда лучше вообще ехать с провиантом на весь день. Еще я узнала, что с пятницы в Валетте начнутся карнавальные шествия, но пойдет дождь, хотя может и не пойти, но прогноз погоды ужасен. И что сейчас страшно холодно, просто невозможно выйти на улицу, и как только туристы ходят в майках, ненормальные люди.

Я молча поздравила себя с тем, что в Хохкеппеле выпал снег - без меня.

В конце концов все устали и разошлись, мы с Нюркой медленно приползли обратно и уже возле дома купили пиццу на ужин. Планов не строим, отдыхаем кто как умеет – я пишу, ребенок смотрит телевизор, сериалы на английском языке.

Я пока что оптимистично таскаю с собой альбомчик для набросков, но возможностей не предоставилось. Идиллическая картинка – ребенок на площадке, я на скамеечке рисую – в жизнь не воплотилась. Да и рисовать там нечего, кроме резвящихся детей и их тревожных родителей. Моря оттуда не видно, стройка не вдохновляет. Ну, это из серии «плохому танцору», я знаю. Что мы будем делать завтра, я решу завтра. Погода, политическая ситуация, что скажет левая пятка...
Tags: Кому тут культурный уровень повысить?, ниочемское
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 13 comments