hohkeppel (hohkeppel) wrote,
hohkeppel
hohkeppel

Category:
  • Mood:

Опять архивное, несанкционированный перевод одной занятной книжечки, часть 1

Увы, неоконченный - по уважительной причине. Оригинал я опрометчиво дала почитать кому-то - и книга сгинула, как это иногда бывает. Где теперь ее искать? К тому же вопрос об авторских правах...этично или неэтично, никого не спросясь, переводить понравившееся? Поскольку довести перевод до победного конца не удалось (мне вообще редко удается доводить что-либо до конца, как внимательные френды уже, несомненно, заметили), этические вопросы в данном случае меня больше не мучают. А кому интересно почитать про историю искусства, хотя бы и в сокращенном виде - пожалте под кат.


Джон Фарман
(автор книги, а также рисунков к ней (не всех)).

История искусства: всеобъемлющая и окончательная
(за исключением занудных мест)

Введение

Писать о живописи – все равно что плясать об архитектуре.
Неизвестный автор.

Недавно довелось мне прочитать одно высказывание талантливого американского художника-мультипликатора Роберта Крамба (создателя Кота Фрица). Его дерзость сначала изрядно меня развеселила, а потом заставила надолго задуматься. Вот что он сказал. «Искусство – это просто мошенничество! Так называемые «художники» дурят доверчивую публику: возводят сами себя на пъедестал, где им курят фимиам высоколобые неженки-интеллектуалы и сентиментальные критики, при этом вся братия почему-то считает, что мир обязан их кормить.»

Сколько раз мне доводилось думать примерно так же и сколько раз я не решался высказать нечто подобное вслух, поскольку не хватало уверенности в своей правоте (да и соответствующих познаний по предмету). Случалось ли тебе, читатель, нечаянно переключить телевизор на передачу, в которой невообразимо занудный и наряженный в костюмчик с бабочкой дядя-искусствовед скучным голосом повествует о содержании какой-то, на твой неискушенный взгляд довольно простой, картины? И не казалось ли тебе, что говорит он о чем-то весьма далеком от того, на что ты смотришь?

Когда полотно, сильно смахивающее на картинку настройки телевизора стоит столько, что на средства от его продажи можно без проблем пару лет кормить все население Индии, когда расторопные ребята типа Ричарда Лонга наваливают черт знает где кучу камней, обзывают ее позаковыристей и огребают столько деньжищ, что тебе и не снилось, не думается ли тебе, читатель, что кто-то из нас слегка о-Писарро-ался?

Что смешно – все мы знаем, к примеру, цену на яблоки, и сколько стоит (или стоил) наш дом, и который из трех придурков в «Любви с первого взгляда» способен внести хотя бы легкое разнообразие в передачу, и т.д. и т.п. Однако как только речь заходит об искусстве, мы начинаем нервно оглядываться, переминаться с ноги на ногу и отчаянно желать, чтобы кто-то высказался первым. Я недавно по телевизору услышал такую историю: какой-то шутник вывесил в Гайд-парке оригинал Пикассо стоимостью в миллионы и отпечаток своей собственной задницы, красиво взятый в рамку, оба произведения по стандартной цене блошиного рынка. Угадай, которое из двух купили? Это же с ума можно сойти! Я, например, совершенно уверен: пойди я на аукцион подержанных машин, я бы безошибочно отличил Феррари от старых драндулетов, засунь его туда какой чудила.

Дело в том, что нас, далеких от искусства людей, заставить высказаться на тему прекрасного так же трудно, как убедить архиепископа Кентерберийского поделиться своим мнением о брейк-дансе (пардон! Пример неудачный, он бы поделился). Даже странно. Мы почти что гордимся тем, что ничего не знаем о спорте, или видах на урожай, или устройстве двигателя внутреннего сгорания, однако нам почему-то должно быть стыдно, если не отличаем живопись от табуретки.

Итак, если ты, дорогой читатель, один из тех бедолаг, кто убежден, что Караваджо – это итальянский торговый дом, а Боттичелли – разновидность макаронных изделий, следуй за мной без страха. Ты тоже сможешь стать знатоком - таким же, как и я. Прочитав эту сверх-познавательную книгу, ты сможешь не только с легкостью перечислить все крупнейшие направления в искусстве, но и сказать, кто были их представители, чем они занимались, и даже, при хорошей памяти, с кем. Так что в следующий раз, когда речь за обеденным столом зайдет о том, что убьет нас раньше – СПИД или собственное правительство, попробуй обронить нечто вроде: «Как вы думаете, прямое или косвенное влияние оказал итальянский футуризм на приход к власти фашистов в муссолиниевской Италии?» Хотя если ты, читатель, такой же везучий, как и я, рядом с тобой непременно окажется какой-нибудь ученый хмырь – и уж он-то тебе ответит. Впрочем, так тебе и надо – нечего ошиваться в подобных кругах.

Глава 1
Живопись до изобретения красок
Пещерное искусство

Я не могу с уверенностью сказать тебе, дорогой читатель, кто именно впервые решил(-а) изобразить окружающие его (ее) предметы с помощью красок, однако историки сообщают, что он (она), вероятно, очень недалеко ушел (ушла) от обезьяны. Во всяком случае ясно: ему (ей) осточертело смотреть на голые стены своего пещерного жилища.

Тридцать тысяч лет назад с магазинами художественных принадлежностей была, конечно, напряженка, поэтому юному Homo erectus пришлось не только изобретать свои собственные «краски», но и соображать, как же обляпать ими стены. Он, видимо, пользовался природными пигментами – оксидами железа и марганца, что дало ему желтый, красный и черный, а смешивал он эти пигменты с животным жиром или мочой. Позже, ближе по времени к цивилизации Египта, художники обогатили палитру и добавили к ней охру (оттенки коричневого и желтого), толченый малахит (зеленый) и ляпис-лазурь (синий).

Кистей как таковых еще не изобрели, поэтому приходилось пользоваться либо пальцами, либо кусочками шкур, жеваными палочками или полыми стеблями. Поскольку я уже сказал, что именно служило основой для красок, можно себе представить: никому не хотелось брать эту гадость в рот и красиво распылять по стенам гостиной. Современная аэрозоль, возможно, и создает отвратительные дырки в озоновом слое, но приходится признать – в плане гигиены она значительно превосходит вышеописанный способ.

Юг Франции с ее мягким климатом и смазливыми бабенками всегда привлекал живописцев, поэтому неудивительно, что первая наскальная живопись была обнаружена именно там, в пещерах Ласко. При всем при этом на первых картинках пышногрудых блондинок не оказалось, поскольку во-первых, они еще не вывелись как порода, а во-вторых, древние художники только-только приноровились рисовать животных, с людьми же дело обстояло пока из рук вон. Люди изображались в виде палочек, при этом мужчинам рисовалась одна лишняя (надеюсь, читатель понимает, что я имею в виду).

Странноватого вида животные на картинах часто были нарисованы с торчащими из них стрелами или копьями. Специалисты говорят, будто делалось это в магических целях, чтобы волосатым охотникам сопутствовала удача, как некоторые протыкают булавкой фигурку врага, и еще они говорят, будто эти пещеры с картинками служили им святилищами и усыпальницами. Лично я считаю, что для них это был такой способ похвалиться перед женами и детишками, мол, вот какой я мачо, как я умен и смел, вроде как ваш снимок дяди Эрни на каминной полке, где он держит в объятиях гигантскую рыбину.

Есть еще одно весьма спорное мнение – говорят, будто первобытные художники в принципе могли рисовать все совершенно похоже, как современные мастера, а их изображения людей и животных выглядят так непонятно потому, что, дескать, для них это были символы, а не реальные предметы, вроде как Том и Джерри – мультяшные кот и мышь. Звучит так же логично, как если бы я заявил, что я, мол, не штангист мирового класса только потому, что не хочу внушать остальным комплекса неполноценности.

Очевидно, что ответов на эти вопросы мы так и не узнаем. Можно только с уверенностью сказать: эта первая мазня, а также непонятные фигурки из камня и кости, явились началом истории искусства и первыми предметами бесконечных и неразрешимых споров.

Имена первобытных художников, коими можно блеснуть в разговоре

Небольшая неувязка. В те времена имен еще не было, люди обходились тем, что рычали друг на друга, да и на подпись под картиной ума пока не хватало.

Глава 2
Волшебное царство фараонов
Египет, 3000 до нашей эры

Если считать, что большинство наших представлений об искусстве мы унаследовали от греков, то от кого их унаследовали греки? Правильно – от египтян.

Искусство в те времена не очень-то далеко ушло от произведений нашего приятеля Прямоходящего, если не считать творчества всяких индейских племен и примитивных народов. Поэтому было бы справедливым признать, что первые успехи в живописи носили отметку «сделано в Египте». Все знают о пирамидах и о том, что цари Египта – фараоны – были столь богаты и могущественны, что могли сравнительно легко (палкой и хлыстом) убедить тысячи своих терпеливых подданных-рабов немножко потрудиться на их благо. Тебе, читатель, наверняка доводилось видеть картинки, на которых бедняги выковыривают из земли глыбы камней, потом тащат их черту на кулички и складывают в остроконечные кучи – и все это лишь затем, чтобы боссу, вместе со всем своим барахлом, было где со вкусом расположиться после смерти.

Росписи и рисунки, украшающие стены усыпальниц, завораживают глаз, поскольку совершенно по-новому изображают человека и окружающий его мир. С ума можно сойти, особенно когда до тебя доходит, что нарисовано все это исключительно для увеселения души мертвого фараона и никто другой смотреть на это права не имел. Бьюсь об заклад, старик Тутанхамон в гробу бы перевернулся, если бы узнал, что в наши дни любой может запросто купить изображение фараонова лица (хотя бы и посмертное) на дешевой открытке или майке с надписью «I Love King Tut ».

Но что было такого особенного в изображении египтянами окружающего мира? Начать с того, что художник того времени рисовал исключительно основные моменты и воспроизводил действительность с почти геометрической точностью. Пирамида в украшениях не нуждалась, поэтому на стенах не лепили никаких излишеств; египтян гораздо больше интересовало, как запечатлеть все происходящее вокруг них с максимальной ясностью.

Таким образом, они не баловались перспективой (поскольку не знали, что это такое), и имели обыкновение изображать все вокруг, включая и людей, в картинках типа схем и карт. Если, например, нужно было показать утку, плавающую в пруду, пруд изображался сверху, а бедная утка в боковой проекции.

Представь, читатель, что по миру движется огромный паровой каток и расплющивает все на своем пути – задача художника того времени заключалась бы в том, чтобы соскрести (образно говоря) все попавшие под каток предметы и аккуратно налепить их на пейзаж, как это делают маленькие дети. Так ребенок рисует вверху страницы синюю полоску, изображающую небо, и зеленую внизу, вместо земли. Если считаешь, что мир плоский, почему бы и не показывать его плоским. Чисто египетская логика.

Размер изображений мужчин, женщин и детей диктовался их общественной значимостью, а отнюдь не комплекцией или расстоянием от зрителя. Думаю, к феминистскому движению в Египте того времени особо не прислушивались, поскольку женщины зачастую изображались ростом мужчинам по пояс. Египетские художники всегда рисовали руки и ноги одинаковыми, причем что у мужчин, что у женщин. Отсюда выражение - "обе руки левые".

Несмотря на все вышеперечисленное, рисунки выполнялись весьма реалистично (хоть и плоско), поэтому даже в наши дни на них можно достаточно легко распознать различные виды птиц и зверей (особенно если их предварительно расплющить).

Каждый египетский художник и ремесленник был обязан следовать этому общему для всех стилю. Никто не интересовался индивидуальным видением художника, и его статус, в отличие от художников современности, зависел от того, насколько верно он следовал традициям и условностям того времени. Абстрактному экспрессионизму места не было. Художники (а наверно, так и должно быть!) были ничуть не важнее простых смертных, и уж конечно, не напяливали на себя полосатых свитеров и беретов или еще чего-нибудь в таком роде, выражая присущую им эксцентричность!

В результате никто не выпендривался, и ранние художники рисовали точно так же, что и те, кто жили на тысячу лет позже, чем значительно облегчили жизнь искусствоведам (хотя кому охота облегчать им жизнь, я себе не представляю).

ШУМЕРЫ

Хотя в те времена египетская империя была самой сильной и могущественной, существовали и другие. Шумеры жили в Месопотамии (Междуречье, долина между Тигром и Евфратом), перед тем, как там обосновались ассирийцы и аккады. Живопись процветала и там, хотя от творчества их художников мало что сохранилось, поскольку они имели дурную привычку рисовать на глине, а глина, в отличие от камней, на которых рисовали египтяне, с течением времени разваливалась на куски.

Еще одна причина тому, что произведения шумеров тех времен почти не дошли до нашего времени - в отличие от египтян, которые верили, что для сохранения души надо сохранить тело и внешность умершего, шумеры просто хоронили своих царей со всем их двором, рабами и прочим добром, чтобы усопший не скучал в следующей жизни. Профессия раба, надо сказать, не пользовалась особой популярностью на рынке труда.

Поэтому вместо пышно украшенных саркофагов шумеры того времени предпочитали возводить огромные, жуткие на вид памятники для увековечивания своих военных побед. Ну, можно себе представить, что это было - картинки типа "царь топчет груду тел поверженных врагов, а они тщетно взывают о пощаде". В гостиной не повесишь.

Что поделаешь - древние обитатели Месопотамии особым умом не отличались. Они считали, что если на вражеских стенах нарисовать побольше картинок, где неприятеля вовсю метелят наши храбрые солдаты, то больше их никто и никогда не завоюет. Мысль сама по себе хорошая, но на практике себя не оправдала.

Позже, во времена ассирийцев, эти картинки превратились в своего рода комиксы, в которых подробно изображались все кровавые подвиги царей, благодаря чему мы с вами знаем, как жили (и умирали) люди в те далекие от нас времена. Вроде как современные репортажи из горячих точек (это когда военачальники уверяют нас, что противник уничтожается триллионами, но наши войска при этом потерь практически не несут), только у ассирийцев все еще круче. На своих монументах они изображали горы вражеских трупов и ни одного своего. Если верить их картинкам, можно подумать, будто в те времена воевать было плевым делом (при условии, что ты на правильной стороне).

Имена великих египетских и шумерских художников, коими можно блеснуть в разговоре

Как вы уже, должно быть, догадались, имен пока нет. Искать имя египетского художника - все равно что искать, как звали какого-нибудь египетского пекаря того времени.


Продолжение в след посте
Tags: Кому тут культурный уровень повысить?
Subscribe

  • Понедельник, 22 марта 2021 года

    Наконец-то передышка. Старшая дочь дома на больничном, внуки тоже дома с мамой, ибо снова закрылись детсады и школы, ей физически получше, хотя…

  • Над пропастью во лжи

    Меланхолично слушала радио в машине, что еще в машине делать, когда ехать долго, а ничего, кроме радио и мотора в моем старинном автомобиле не…

  • Зима крестьянин

    Погодное явление с красивым именем "Тристан" добралось и до нашей деревни. Очень невовремя, надо сказать. Я как раз решилась дать себе три дня…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments