hohkeppel (hohkeppel) wrote,
hohkeppel
hohkeppel

Category:
А вот чем я занимаюсь, когда никто не видит: нелегальными переводами. Но перевожу я в стол и для себя, то, что мне самой нравится, выгоды никакой не извлекаю, поэтому карать меня не за что, правда? И раз уж я здесь, вклею кусок недавно начатого перевода книжки, которая мне ну очень понравилась. Здесь только предисловие и первый рассказ. Буду делиться по мере продвижения.

Никем не санкционированный самовольный перевод книги Паоло Коэльо «Подобно бегущей реке»


Уподобляйся бегущей реке,
Тихой в ночи.
Тьмы не страшись.
Сияют ли звезды на небе – их свет отрази.
Тучи ли небо закроют –
Запомни, как и река, тучи всего лишь вода,
Так отрази и их свет
В глубине безмятежной души.

Мануэль Бандейра

ПРЕДИСЛОВИЕ

Когда мне было пятнадцать лет, я заявил маме: «Я знаю, кем я хочу быть. Я хочу быть писателем.» «Мой милый мальчик, - удрученно ответила она. – твой отец – инженер. У него ясный и логичный взгляд на окружающий мир. А ты знаешь, что означает – быть писателем?»
«Писатель пишет книги.»
«Твой дядя Гарольдо – врач, и он тоже пишет, и у него даже вышло несколько книг. Если ты выучишься на инженера, то тоже сможешь сочинять в свободное время.»
«Нет, мама. Я хочу быть писателем, а не инженером, который пишет книги.»
«Ты хоть раз видел живого писателя? Настоящего писателя?»
«Ни разу. Только на фотографиях».
«Так как же ты собираешься стать писателем, если понятия не имеешь, что эта профессия означает?»
Чтобы ответить на мамин вопрос, я решил провести свое собственное исследование. Вот что мне удалось выяснить на предмет того, что означало быть писателем в начале 60-х годов:

А) Писатель всегда в очках и никогда не причесывается. Он попеременно пребывает то в гневе, то в депрессии. Большую часть своей жизни он проводит в барах, где ожесточенно спорит с другими растрепанными и очкастыми писателями. Он высказывает очень «глубокие» мысли. Он вечно полон блестящих идей и замыслов будущих романов и страстно ненавидит свои уже публикованные произведения.
Б) Писатель просто обязан быть непонятым современниками; по его глубокому убеждению, он рожден в век посредственности, и если его произведения вдруг станут понятны читателям, то никогда ему уже не прослыть непризнанным гением. Писатель постоянно переписывает и совершенствует каждую свою строчку. Словарный запас обычного человека составляет около 3 тысяч слов; настоящий писатель никогда этими словами пользоваться не будет, потому что в словаре есть еще 189 тысяч других слов, а он себя к обычным людям не относит.
В) Только писатель может понять, что имеет в виду другой писатель. Тем не менее, каждый писатель втайне ненавидит собратьев по перу, потому что все они претендуют на звание корифеев мировой литературы и хотят войти в историю. Поэтому писатель соревнуется с другими писателями за звание автора «самой серьезной книги»: побеждает тот, чьи произведения понять совершенно невозможно.
Г) Писатель понимает толк в вещах с труднопроизносимыми названиями, таких, как, например, семиотика, эпистемология и неоконкретизм. Когда он хочет произвести впечатление, то заявляет что-нибудь вроде «Эйнштейн – дурак» или «Толстой был прихвостнем буржуазии». Слушатель приходит в ужас, но, вернувшись домой, всем рассказывает о том, что теория вероятности лопнула, а Толстой защищал интересы российской аристократии.
Д) Когда писатель хочет соблазнить женщину, ему достаточно сказать ей «Я – писатель» и накропать стишок на бумажной салфетке. Большего не требуется.
Е) Благодаря своей врожденной эрудиции, писатель всегда может заработать на кусок хлеба в качестве литературного критика. Данное занятие позволяет показать широту писательской души, поскольку писатель может при этом писать рецензии на произведения своих друзей. Первая половина рецензии, как правило, будет состоять из цитат иностранных авторов, а вторая – из анализа обрывков предложений рассматриваемого произведения, обильно приправленного такими выражениями как «эпистемологический срез» или «интегрированное многопространственное видение жизни». Читатель рецензии восхитится эрудицией критика, но покупать рецензируемую книгу не будет: кто его знает, как правильно читать произведение, где по ходу дела возникает эпистемологический срез.
Ж) Когда писателя спрашивают, что он в данный момент читает, он всегда назовет книгу, названия которой никто и никогда не слышал.
З) Существует только одна книга, вызывающая безоговорочное восхищение всех современных писателей: «Улисс» Джеймса Джойса. Все поголовно писатели превозносят это произведение до небес и никогда о ней дурного слова не скажут. Но стоит спросить их о ее содержании, и они будут так заикаться, невольно подумаешь, что никто из них эту книгу на самом деле не читал.

Вооруженный этими сведениями, я отправился к маме и подробно разъяснил ей, что означает быть писателем. Она слегка удивилась.
«По-моему, проще быть инженером. – сказала она. – К тому же, ты не носишь очков.»
Но у меня уже были нечесаные волосы, пачка дешевых сигарет в кармане и сценарий пьесы под мышкой («Предел сопротивления», о которой один критик, к моему восторгу, сказал, что «безумнее зрелища я еще не видел»); еще я изучал Гегеля и был полон решимости во что бы то ни стало прочесть «Улисса». Но тут ко мне обратился один рок-певец и заказал написать слова к его песням, в связи с чем я прекратил поиск бессмертия и вернулся на дорогу обыкновенности.
Эта дорога приводила меня в самые разные места, и из-за нее я менял страны чаще, чем обувь, по выражению Бертольда Брехта. На последующих страницах собраны рассказы из моей собственной жизни, истории, рассказанные мне другими людьми и мысли, что приходили мне в голову, когда я плыл по особым участкам реки своей жизни.

Эти рассказы и статьи были опубликованы в разное время в различных изданиях по всему миру, и собраны здесь в одну книгу по просьбам моих читателей.



Подобно бегущей реке
День на мельнице

Сейчас моя жизнь подобна симфонии из трех разных частей: «среди множества людей», «в узком кругу» и «почти никого». Каждая часть длится примерно по четыре месяца в году; и хотя каждый месяц я проживаю по кусочку из каждой, они существуют отдельно друг от друга и никогда не путаются.

«Среди множества людей» относится к моему общению с читателями, издателями и журналистами. «В узком кругу» случается тогда, когда я возвращаюсь в Бразилию, встречаюсь со старыми друзьями, гуляю по пляжу Копакабана, иногда хожу в гости, но в основном сижу дома.

Но сегодня мне хочется подробнее остановиться на той части, что называется «почти никого». Ночь опустилась на деревушку в Пиренеях и накрыла своим крылом все двести ее обитателей, и я не стану называть эту деревню, где недавно приобрел для себя старую мельницу, переделанную в жилье. Каждое утро я просыпаюсь с петухами, завтракаю, и иду гулять вдоль полей, где пасутся коровы и овцы, где растет кукуруза и сушится сено. Я смотрю на горы, и – в отличие от периода «среди множества людей» - совершенно не задумываюсь о том, кто я такой. У меня нет ни вопросов, ни ответов; я полностью погружен в настоящее, я знаю, что в природе – четыре времени года (да, конечно, очевидные вещи, но как часто мы об этом забываем!) и я преображаюсь подобно природе вокруг меня. В эту минуту меня не волнует война в Ираке или Афганистане: как любой деревенский житель, я озабочен только прогнозом погоды. Деревенские люди всегда знают, когда ожидать дождя и будет ли завтра холодно или ветрено, ведь от этого зависит их жизнь, планы на будущее, урожай. Я вижу фермера в поле. Мы желаем друг другу доброго утра, обсуждаем погоду на завтра и расстаемся, возвращаясь каждый к своему делу – крестьянин – к пахоте, а я – к долгой прогулке.

Когда я прихожу домой, заглядываю в почтовый ящик и достаю местную газету: танцы в соседней деревушке; лекция в баре местечка Тарбе – это ближайший большой город, целых сорок тысяч населения; вызов пожарной бригады, поскольку кто-то поджег урну с мусором. Главная новость для местного населения – кто-то срубил целую аллею платанов, поскольку из-за этих деревьев разбился один мотоциклист. Подозревается группа злоумышленников. Эта новость занимает целую страницу в газете, и еще идет целый ряд статей о «тайной секте», которая мстит деревьям за смерть юноши.

Я ложусь на траву у ручья, что бежит рядом с мельницей. Надо мной безоблачное небо; в это страшное лето жара уже убила в одной только Франции пять тысяч человек. Я поднимаюсь и иду заниматься «кьюдо», так называется одна из форм медитации с помощью стрельбы из лука, на это уходит еще час. Подходит время обеда, я съедаю легкую трапезу, и вдруг в одной из комнат старого дома мне на глаза попадается странный объект, с экраном и клавиатурой, соединенный – о чудо из чудес! – с остальным миром посредством скоростной связи, называемой также ДСЛ. И я знаю, что с нажатием клавиши на этой машине в моем доме появится весь остальной мир.

Я сопротивляюсь как могу, но приходит миг, когда мой палец-таки нажимает кнопку «пуск», и вот я уже на связи со всем миром: бразильские газеты, книги, запланированные интервью, новости об Ираке, об Афганистане, просьбы, извещение о том, что заказанные мной авиабилеты прибудут завтра, решения, которые можно отложить, решения, которые следует принять немедленно.

Несколько часов я работаю, потому что это – мой собственный выбор, моя личная песня, потому что воин света знает – у него есть обязанности и обязательства. Но пока звучит часть «почти один», все, что я сейчас вижу на экране компьютера, кажется нереальным, несуществующим, в точности таким же нереальным, как и эта мельница, когда я проживаю части «среди множества людей» и «в узком кругу».

Садится солнце. Я выключаю компьютер, и мир снова сужается до деревни, запаха травы, мычания коров, голоса пастуха, загоняющего овец в сарай за мельницей.

Я спрашиваю самого себя – как можно существовать в двух разных мирах в течение одного дня? У меня нет ответа, но я знаю одно: мне это нравится, и я счастлив, когда пишу эти строки.
Subscribe

  • Понедельник, 22 марта 2021 года

    Наконец-то передышка. Старшая дочь дома на больничном, внуки тоже дома с мамой, ибо снова закрылись детсады и школы, ей физически получше, хотя…

  • Зима крестьянин

    Погодное явление с красивым именем "Тристан" добралось и до нашей деревни. Очень невовремя, надо сказать. Я как раз решилась дать себе три дня…

  • О путешествиях, да, опять

    Во-первых, решила больше приложением дурацким не пользоваться, обиделась за вчера. Если я тут на стационарном компе в ЖЖ случайно снесу написанный…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments