Вечнозеленый пост или Назад в будущее

Эпохальное событие, верхневерхний пост был датирован позавчерашним днем - как я случайно сегодня обнаружила. Где это, думаю, сверху приколоченное? А оно уже устарело! Дальше редактировать мне лень, попробую оптимистично поменять дату на 10 лет вперед.

Итак. Я такая внезапная, что переписываю этот пост уже в четвертый раз - или в пятый? "голос из зала" Пятнадцатый!

Думаю, это не предел и ни к чему стесняться. Поэтому не все комментарии соответствуют содержанию, извините.

Важно (мне): С 1 июля 2020 года (просто так нечаянно совпало) перевожу я журнал в режим "френдзонли", слово красивое. То есть вход для взаимных, если я правильно поняла настройки. Есть отдельный пост, приколочу тоже сверху, там можно в любое время постучать - если вы не робот, не склонны к вербальной агрессии и почему-то интересуетесь, что происходит в жизни какой-то там фрау Плец, дайте знать, впущу, даже и без фейсконтроля.


Collapse )

(no subject)

Все копилось, копилось, и внезапно прорвалось, впрочем - нормальный ход вещей, называется готовность к переменам.

Вчера был странный, необыкновенный день. Хотела много рассказать, но пока слова не складываются в предложения, и тем более в связный текст. Даже и в бессвязный не складываются.

Collapse )

Понедельник, 22 марта 2021 года

Наконец-то передышка.

Старшая дочь дома на больничном, внуки тоже дома с мамой, ибо снова закрылись детсады и школы, ей физически получше, хотя эмоционально пока еще очень плохо все.

Приехал погостить сын.

Мама лечит зубы и чинит унитаз, дай бог, чтобы ее занимали только такие важные вещи. Прививка ей светит только летом, как переболевшей, пока что она смело шастает примерно везде, и очень этим довольна. Призывает меня всей семьей ехать в посольство России прививаться спутником, без толку объяснять ей, что вряд ли меня с семьей в посольстве России ждут, приготовив вакцину и шприцы.

Collapse )

В супермаркетах появились экспресс-тесты на ковид, набор "сделай сам", стоит 6,99 евро, на семью нехилая сумма. Но можно провериться и бесплатно, только знать, где и как записаться, я смотрела - в ближайшей от нас аптеке можно записаться на такой тест, время ожидания три дня. Мне без надобности, на самом деле, но хорошо знать, куда бечь, если что.

Опять рисую иллюстрации неизвестно зачем, они просто рисуются. То Алиса, то Офелия. И еще вековечная мечта нарисовать к Мастеру и Маргарите, но пока не смею.

Сегодня в лавку, предварительно завезти товар. Пускай будет рутина, я люблю рутину, пускай ничего не случается хоть какое-то время. Никаких иных желаний у меня нет.



Минутка мировой славы

Решилась, поделюсь ссылкой на дружественный журнал. Там мне задавали умные вопросы, а я блеяла в ответ чего-то там.

https://lana-ustinov.livejournal.com/1119779.html

https://lana-ustinov.livejournal.com/1120925.html

Над пропастью во лжи

Меланхолично слушала радио в машине, что еще в машине делать, когда ехать долго, а ничего, кроме радио и мотора в моем старинном автомобиле не работает. Переключаю пять станций, в зависимости от того, на какой из них реклама. Но иногда эта сволочь идет по всем пяти станциям одновременно. И приходится радио выключать, ехать дальше в звенящей тишине и ярости.

Позвольте на минуточку выйти из шкафа: я ненавижу рекламу. Ненавижу. Очень. Любую, везде. Потому что в основе ее почти всегда лежит чье-то беспардонное и неистовое вранье, так мне почему-то кажется, а подача информации рассчитана на безмозглых, но жизнерадостных идиотов.

Когда что-то действительно понадобится, боюсь, реклама не поможет, этого чего-то придется целенаправленно искать, продираясь через тучу ненужного. Будет навязчиво предлагаться все: "легендарный вкус бургера", "запредельный фрирайд - где попробовать хели-ски в России" (на каком языке, это, кстати, написано?!), магазин "Ми!Мо!", а также спетое на мотив как бы африканской народной песни "умкалоабо". Почтовый ящик забьют проспектами товаров "по акции", заботливо упакованными в пластик, чтоб не сразу выбрасывали в контейнер, а сначала потрудились снять целлофан, глядишь - отпечатается на сетчатке хоть что-нибудь. Вдоль дороги - жизнеутверждающая социальная реклама с плачущим ребенком на фоне гробов: мама разбилась на автостраде, читала за рулем сообщения в телефоне (возможно, рекламные) - а на щит гигантских размеров, небось, внимание водителя не отвлекается? А если нет, то зачем он вообще? В местной газете, помимо новостей и некрологов, а также рубрики "от сердца к сердцу" - реклама конкурирующих между собой похоронных бюро (сразу вспоминается бессмертный мастер Безенчук). Чего стоит обещание похоронить "в земле, в огне, в воде и в лесу" и "Новая услуга - одна могила на двоих! В два раза больше опыта, в два раза больше пользы!" А как я люблю рекламу от всепроникающей индустрии красоты и вечной молодости? "Будь собой, люби себя, купи ХХХ, за 6 недель минус 27 % морщин!" Двадцать семь, а не двадцать четыре с четвертью, все тщательно подсчитано, как можно не верить, господа и особенно дамы?

Я, конечно, понимаю, что реклама - двигатель торговли, а торговля - двигатель прогресса, а прогресс - это когда я получаю возможность строчить в блог, вместо того, чтобы таскать воду ведрами из ближайшего ручья и хворост на растопку. Но все-таки нельзя ли как-нибудь без нее? Хотя бы по радио? Хотя бы мне? Нет? Ну жаль.

Перерыв закончен, пойду платежи повбиваю.

Зима крестьянин

Погодное явление с красивым именем "Тристан" добралось и до нашей деревни. Очень невовремя, надо сказать. Я как раз решилась дать себе три дня каникул (да! опять! ведь недавно же брала в начале сентября!) и смотаться к подруге в Берлин, вопреки наказам властей не кататься почем зря в личных целях.

Collapse )

Небольшой кусок из книжки Моники Болдуин

Продолжение, совсем немножко.

(3)

Однажды я расхрабрилась настолько, что села в большой зеленый автобус и поехала в Брайтон.

Дорога белеет и струится рекой между сутулыми плечами холмов, по обе ее стороны — сельские просторы, где нет-нет, да и промелькнет порой тень, как говорят жители Сассекса, «одинокового» жилища.

Всю свою жизнь я всегда гораздо острее ощущала прошлое места, чем его настоящее: все, что есть сейчас, постоянно затмевалось для меня тем, что было раньше.

В тот день был туман, серая призрачная пелена обволакивала все вокруг. Она была особенной: казалось, в ней может таиться что угодно. Может, даже что-то странное и страшное; сразу вспомнилась сказка про Нож и Голый Мел, так любимая в детстве, Чудовище, что поджидает у пруда, и пещерные люди-охотники на кабанов, с наконечниками стрел в форме листа и кремневыми топориками. Мне даже показалось, что они тут, смотрят на меня из тумана — приземистые полуголые дикари, в шрамах от волчьих клыков, со свалявшимися волосами и маленькими испуганными глазками. Кто знает, возможно, они как раз собрались на разведку в то огромное темное болото, на месте которого потом возникнет Лондон. Я представила, как они форсируют Темзу и строят хижины в топких джунглях Стрэнда. Не в это же ли время Авраам прибыл в землю Ханаанскую? Жаль, что я не могу отпрыгнуть на четыре тысячи лет назад и поговорить с ними. Вдруг их Лондон мне будет больше по душе, чем Лондон, в котором я только что побывала?

В целом, вылазка в Брайтон не слишком меня порадовала. Город поврежден бомбежками, довольно блеклый и совсем не похож на тот оживленный и яркий городок, каким он запомнился мне тридцать лет назад. Теперь вся набережная в проволочных заграждениях, а на улицах сплошь танки, солдаты и голоногие девицы с накрашенными губами и волосами канареечного цвета.

Ветер пробирал насквозь. Я проголодалась, но все никак не могла собраться с духом, чтобы решиться пообедать где-нибудь совсем одна. Когда, наконец, я отважилась войти в кафе, то обнаружила, что не знаю ни одного блюда в меню. В отчаянии я заказала нечто под названием «равиоли» - по виду это могло быть что угодно, от кошачьих консервов до тушенки. И еще я поддалась на рекламу «мороженых», которая преследовала везде, и заказала себе порцию. Должно быть, это последнее, что еще осталось в Англии. Внутренне возликовала. Последний раз я ела мороженое двадцать восемь лет назад.

В магазинах ничем особо не поживилась. АБ снабдила меня купонами, так что я смогла прикупить перчаток, причем блондинка, ими торговавшая, смотрела на меня с нескрываемым презрением, ибо я понятия не имела, какой мне нужен размер. Еще я купила платье. Самое, пожалуй, невзыскательное платье изо всех, что довелось повидать. Продавщица уверила меня, что оно подходит к любому времени суток — утро, день, вечер. Мне это показалось замечательным преимуществом, и я заплатила цену платья - три гинеи (оно могло стоить и тридцать, вряд ли бы я заметила разницу, настолько слабо я себе представляла ценность денег) - с таким чувством, что мне теперь есть чем хвастаться.

Комментарии к главе

Наконец-то и мне предоставилась возможность блеснуть эрудицией нарыть в интернете разных дополнительных сведений, без которых переводимый мною текст очень трудно понять. Итак, имена и названия, которые упоминает Моника, в порядке их появления в рассказе.

Collapse )

Моника Болдуин, продолжение

Всех поздравляю со всеми праздниками сразу, времени нет, поэтому к делу: под катом следующая глава из книжки Моники Болдуин, и сразу после напишу еще пост с комментариями к этой главе (все, как у больших), уж больно много интересного, не могу не поделиться радостью неофита. Как хорошо мало знать, столько сюрпризов!

Collapse )